КГБ: «сахарную схему» покрывал экс-начальник управления по борьбе с преступностью и коррупцией

05.02.2020 09:26
Происшествия
Во время специального расследования были показаны кадры съемки,
Источник фото: tvr.by

Вечером 4 февраля в рамках программы «Панорама» на Беларусь 1 было показано специальное расследование «Сахарная мафия». Расследование подтвердило факт задержания директоров сахарных заводов и Владимира Тихини, который ранее занимал пост начальника 2-го управления по борьбе с преступностью и коррупцией.

Во время специального расследования были показаны кадры съемки, которая велась специалистами КГБ, а также ситуацию прокомментировал начальник отдела следственного управления КГБ Константин Бычек. Фигурантами «сахарного дела» стали: Николай Прудник (Слуцкий комбинат), Михаил Криштапович (Городейский комбинат), Дмитрий Егоров (Скидельский завод) и Виктор Миронов (Жабинковский сахарный завод), сообщает TUT.BY.

Константин Бычек рассказал, что «директор Городейского сахарного комбината Михаил Криштапович предложил представителю российской коммерческой структуры Кононенко и директору Белорусской сахарной компании Кириллову организовать в Беларуси бизнес по производству упаковки для сахара».

По словам начальника управления следственного отдела КГБ, «была обеспечена поставка сырья для «Евротарэкса», подконтрольного Кононенко, российскому предприятию «Полимир» по завышенной стоимости». Сообщается, что с увеличением затрат «Евротарэкса» на производство продукции, увеличивалась и прибыль «Полимира».

«Осевшие на счетах «Полимира» денежные средства при помощи российских лжепредпринимательских структур обналичивались и делились между тремя участниками преступной схемы в равных долях. Директора оставшихся трех сахарных заводов также были вовлечены в противоправную деятельность. Им причиталось незаконное денежное вознаграждение до 3 центов за каждый купленный мешок», — рассказал начальник управления следственного отдела КГБ.

«Евротарэкс» поставляет мешки на все сахарные заводы и, как указано на сайте, ежегодно производит до 22 миллионов мешков.

Сахар с заводов отгружался на экспорт Белоруской сахарной компании. Достаточно большая часть продукта шла «подконтрольным посредникам», а затем перепродавалась на своем же рынке по завышенным ценам.

Константин Бычек отметил, что «за это Кононенко при пособничестве Кириллова (директор Белорусской сахарной компании) передавал директорам заводов взятки от 1 до 2,5 тысячи долларов за каждую тонну отгруженной продукции». Стало известно, что каждый год суммы этих взяток исчислялись сотнями тысяч долларов. По информации следствия, такой доход составил миллионы долларов.

На показанных кадрах оперативной съемки видно, как директор Виктор Миронов берет конверт у Кононенко. Сообщается, что внутри конверта лежало 20 тысяч долларов.

«Номера купюр нами фиксировались, в последующем именно эти денежные средства были обнаружены в ходе проведения обысков у фигурантов уголовного дела», — рассказал Константин Бычек.

Владимир Тихиня, бывший начальник 2-го управления по борьбе с организованной преступностью и коррупцией, «покровительствовал этой схеме». Стало известно, что взятки передавались каждые три недели.

КГБ предоставил данные, согласно которым, Владимир Тихиня «сообщал директорам заводов о проводимых в отношении них розыскных мероприятий, давал советы по конспирации, учил зачищать следы, гарантировал им прекращение проверочных мероприятий и за это получал незаконное денежное вознаграждение». Сообщается, последним поручением для  Тихини было не допустить, чтобы главой «Белгоспищепрома» стал «неугодный человек», иначе схема не смогла бы продолжить свое существование.

Именно Владимир Тихиня стал первым задержанным по «сахарному делу». КГБ возбудил уголовные дела за получение взятки в особо крупном размере и дачу взятки в крупном размере  (ч.3 ст.430 УК РБ и ч.2 ст.431 УК РБ).