Прокуратура США хочет посадить российского пилота на 30 лет

31.08.2011 11:06
Россия

Американская федеральная прокуратура призвала судью Джеда Рейкоффа, председательствующего на процессе по делу российского летчика Константина Ярошенко, приговорить ростовчанина к 30 годам лишения свободы. Прокуроры утверждают, что такой приговор "будет справедливым и разумным". Решение суда будет объявлено 7 сентября.

По словам обвинения, с июня 2009 года Ярошенко, "годами перевозивший кокаин в Африке", вступил в переговоры с тайным агентом американского управления по борьбе с наркотиками (DEA) Пэдди Маккаем о покупке находившегося в Либерии самолета Ан-12 с дополнительными топливными баками. В ходе разговоров россиянин продемонстрировал "незаурядную осведомленность по части воздушных перевозок кокаина по миру", передает Русская служба BBC.

Примерно в то же время нигериец Чигбо Питер Уме, которого на встречах сопровождали его колумбийские партнеры, начал встречаться с официальными лицами Либерии, чтобы договориться об их содействии в доставке и складировании тонн кокаина. Взамен Уме обещал 1 млн долларов и большое количество кокаина. Его главным собеседником были Фомба Сирлиф, возглавлявший одну из спецслужб Либерии, и сын президента этой страны, которые тайно сотрудничали с американским управлением по борьбе с наркотиками.

Один из агентов DEA, участвовавший в операции, выдавал себя за бизнес-менеджера Сирлифа подименем Набил Хадж. В октябре 2009 года Уме заявил либерийцам, что ему и его колумбийским партнерам крайне необходим самолет. "Это самая важная часть нашего бизнеса, потому что без самолета у нас нет бизнеса", – заявил он.

В марте 2010 года Маккай и Хадж прилетели в Киев, где встретились с Ярошенко. Хадж поведал ему о планах транспортировки кокаина из Латинской Америки в Африку, а оттуда — в США. Согласно заявлениям прокуратуры, Ярошенко согласился помочь и 11 мая 2010 года прибыл в Либерию для дальнейших переговоров.15 мая 2010 года Уме согласился заплатить российскому пилоту 4,5 млн долларов за доставку нескольких тонн кокаина из Венесуэлы в Либерию и еще 1,8 млн долларов за перевоз наркотика в Гану, откуда груз собирались переправить в США и Нигерию.

В столице Либерии Монровии Ярошенко регулярно встречался с Хаджем. В одном разговоре, как заявили прокуроры, Ярошенко отказывался везти 1 тыс. килограммов кокаина, мотивируя это тем, что ради такого незначительного количества рисковать не стоит. Дословно он сообщал: "Я вам говорю, если это тысяча, то я не полечу".

Константин Ярошенко пробыл в Либерии до 28 мая, когда был арестован подчиненными Сирлифа. Перед арестом россиянин вручил Хаджу регистрационные документы на самолеты, на которых, как считают следователи, он планировал транспортировать наркотик. Менее чем через два дня, Ярошенко был передан сотрудникам DEA и отвезен на суд в США.

Процесс Ярошенко и трех других фигурантов дела начался 4 апреля. 28 апреля присяжные единогласно признали россиянина и Уме виновными и оправдали двух других обвиняемых. Недавно судья Рейкофф приговорил Уме к 30 годам тюрьмы.

Призывая судью вынести россиянину аналогичный приговор, прокуроры подчеркивают, что частью преступного сговора, в котором летчик был признан виновным, была договоренность о транспортировке более 150 килограммов кокаина, и что Ярошенко при совершении преступления использовал так называемые "специальный навыки", в данном случае свой летный опыт, что, согласно федеральному "Уложению о наказаниях", является отягчающим обстоятельством.

Обвинение доказывает, что пилот пытался "препятствовать отправлению правосудия", а именно направил судье прошение, подписанное под присягой и содержащее лживые утверждения о пытках, которым он якобы подвергся после ареста. В частности, Ярошенко утверждал, что в Монровии его пинали ногами и били резиновой дубинкой по голове, животу, ногам и половым органам, а также выбили ему два зуба. По прибытии в США, заявил летчик, сопровождавшие сотрудники DEA завели его в аэропорту в туалет и нанесли несколько ударов кулаками.

Прокуратура приводит данные под присягой показания сотрудников управления по борьбе с наркотиками, которые категорически отрицают утверждения Ярошенко. Кроме того, обвинение ссылается на заявления врачей, которые осматривали россиянина после прибытия в Нью-Йорки, и не нашли никаких следов избиения, а также приводит фотографии, на которых нет признаков побоев.