Факты о потенциальной белорусской "молнии" Дмитрии Коробове

03.08.2012 10:23
Спорт

Неожиданно пришедшая новость о переезде Дмитрия Коробова за океан, хотя все рассчитывали видеть его в «Локомотиве», подтолкнула к идее вспомнить основные вехи на жизненном и профессиональном пути новобранца «Тампы».

Хоккей, футбол, завод

Как и многие известные белорусские хоккеисты, Дмитрий Коробов — продукт новополоцкой школы. Та, конечно, чахнет на глазах, но качественных учеников в мир выдавать успевает. В детстве перед маленьким Димой встал традиционный для многих вопрос: футбол или хоккей? Некоторые на первых порах занятий спортом умудряются совмещать два вида, но однажды все равно делают выбор. Коробов же определился сразу — лед, коньки, клюшка, шайба. Теперь-то уж можно патетично заявлять: «Хоккей — это моя жизнь. Без него, видимо, пришлось бы, как и большинству новополоцких ребят, работать на заводе». Остается надеяться, что в нефтепереработку тоже пришел серьезный парень с амбициями, компенсировав отсутствие в сфере нашего героя.

Гомель, Бобруйск, Минск

Судьба спортсменов — это частые переезды, жизнь вдали от дома. Родной нефтеград Диме Коробову пришлось покинуть уже в 15 лет — в самый настоящий переходный возраст, когда многих в первую очередь волнуют прыщи. Защитник же откликнулся на приглашение Дмитрия Кравченко, который в ту пору завоевывал себе в Гомеле авторитет сильного специалиста по работе с молодежью. Пройдя все ступени клубной лестницы, Коробов оказался… в бобруйском «Шиннике». Однажды в Федерации хоккея решили, что молодежная сборная должна иметь свой базовый клуб, собрав в него всех заметных исполнителей, подходящих по возрасту. А в любимом городе всех, кто вырос на незабвенном творчестве авторов ресурса udaff.com, тогда как раз распахнул двери шикарный ледовый дворец — самый большой в стране (на тот момент). Можно сказать, что выступление в «Шиннике» помогло Коробову стартовать в «Динамо», ведь свои первые матчи за «зубров» хоккеист провел, когда тренировать команду пришел Василий Спиридонов, до того руливший и бобруйским клубом, и «молодежкой».

Хиты, драки, улица

В прошлом сезоне наставник «Динамо» Марек Сикора любил повторять, как мантру: «Нужно играть в тело». По словам Коробова, для него это любимый образ действия в защите, хотя, конечно, при слове «хит» в отношении зубров первым делом вспоминаются Каралахти и Денисов. Но за океаном этот аспект игры Дмитрию придется задействовать на все сто: в НХЛ силовые приемы любят, в статистике хоккеиста для их количества есть отдельная графа. Прямым следствием столкновений у бортов являются драки. В побоищах с «Витязем» Коробов замечен не был, но рассказывает, что в свое время дрался с канадцами. Правда, было ему тогда не то восемь, не то девять, а парней из страны кленового листа занесло каким-то ветром в Новополоцк. Кстати, родина тоже наложила свой отпечаток на боевую подготовку хоккеиста: «Я вырос в таком городе, где надо было уметь постоять за себя с малых, что называется, лет». Что-то такое можно услышать у любого рэпера.

Фотосессия, интервью, травма

Дмитрий Коробов — это Василюк от белорусского хоккея. И если у Романа есть «свой человек», с которым он способен поговорить раз в год (речь о Сергее Новикове), то сделать интервью с хоккеистом — задача вообще не решаемая. История знает три случая, когда Дима соглашался на беседу, и то один из них — это ответы на вопросы болельщиков «Динамо», заданные через официальный сайт. Обычно на просьбу о комментарии Коробов отвечает испепеляющим взглядом — похожим Шелдон Купер в одном из эпизодов «Теории большого взрыва» пытался взорвать мозг своего соседа Леонарда Хофстедтера. Разве что наш герой руки к вискам не прикладывает. Почему так? По одной из версий, всему виной некоторая стеснительность Коробова. По другой — виноват первый раз, вышедший неудачным. Якобы после большого интервью с фотосессией Дима получил травму, из-за которой у него фактически вылетел целый сезон, и решил, что во всем виноваты испортившие его карму журналисты.

Дед, английский, приставка

Глава, вытекающая из предыдущей. В белорусском хоккее Коробов имеет прозвище Дед. Как оказалось — не из-за общей мрачности и скепсиса во взглядах. Причина скорее стоматологическая, что ли: «Это прозвище из Гомеля, меня подкалывали, так как у меня промежутки между зубами. Смотрели как-то фильм, уже не вспомню название — и с тех пор началось». Главное, чтобы американцы в нашем «Дед» не услышали свое слово «dead» — с английским-то у белорусского хоккеиста все было довольно грустно, и вряд ли он летом усиленно штудировал учебники. Ведь на руках был контракт с русскоговорящим «Локомотивом». Но кое-какое представление о новой команде у Коробова должно было сложиться — Дмитрий утверждает, что играет на приставке X-Box в хоккей за «Тампу».

В тексте использовано фото газеты Прессбол.