«Еле отбили нашу нападающую у армян»

02.07.2013 11:10
Спорт

Иван Турков рассказал о воспитании Сергея Горлуковича, зарождении женского футбола в Беларуси и временах СССР

Визитной карточкой могилевской СДЮШОР №7 является Сергей Горлукович. Воспитал будущего олимпийского чемпиона Иван Турков. Александр Ивулин зашел в гости к заслуженному тренеру страны и услышал много интересных историй о жизни в землянках, очередями за мукой, договорняках в СССР, маленьком Сергее Горлуковиче, истоках женского футбола в Беларуси и похищении кавказцами игрока его команды. В одном клике от вас еще больше интересностей.

— Вы начали заниматься футболом в 17 лет. Не поздновато?

— Я наоборот горжусь тем, что у меня не было тренера. Начал играть в футбол в 1947 году. Тогда мне было пять лет. После войны не организовывалось никаких секций. Один мяч на всю улицу — и вперед. Что вы хотите, раз нам приходилось даже в землянках жить. Моя семья тогда местилась возле лесопилки. Кругом деревья, бревна, а мы — под землей.

— Ух, весело.

— А то. Когда пошел в первый класс, попросил у мамы купить мне мячик. Она приобрела маленький, такой резиновый. Гоняли его с утра до вечера. Потом отец взял участок и построил свой дом. Но все равно тянуло туда, к лесопилке. Бегал к друзьям играть в футбол по три километра в одну сторону и столько же во вторую. Мальчиков там больше было. А какие площадки? Столб, забор — и понеслась. Ребята выстраивались в очереди, чтобы поиграть. Желающих была уйма. В это время кто-то играл в картишки, в монетки. Через определенное время они менялись с теми, кто бегал в футбол.

— Все время пропадали во дворах?

— После войны, конечно, тяжело жилось. Бывало, целый день приходилось стоять в очереди за хлебом. Муку, например, давали только по праздникам: день октябрьской революции, новый год, первое мая. В эти дни мама говорила, не иди в школу, отправляйся стоять в очередь за мукой. В одни руки выдавали по три килограмма.

— Еще что-нибудь вспомните из того периода?

— Не хочется вспоминать. Главное, что все это позади. Давайте лучше расскажу про школу. В то время все занимались физкультурой. Я играл и в футбол, и в волейбол, и в теннис, и на лыжах бегал, стрелял из пневматической винтовки. Меня приметили — и в восьмом классе, я начал заниматься лыжным спортом. Примерно за год мне дали первый разряд. Правда, тренер говорит: «Иван, ты все равно не станешь лыжником и уйдешь в футбол».

— В школе учились хорошо?

— Да. До восьмого класса каждый год получал похвальные грамоты. Правда, потом увлекся футболом и начал чуть-чуть отставать. Но на второй год не оставался. Сразу после окончания школы меня взяли тренироваться с командой «Строитель», которая играла в чемпионате города. На равных бегал со старшими ребятами. Такую закалку мне дали занятия лыжами. До сих пор считаю, что физическая подготовка — основа воспитания футболиста. Мне уже за 70, а до сих пор могу нормально пробежаться :).

— 17-летнего паренька прессовали во взрослой команде?

— Тогда сильно по ногам не били. Старшие практически не допускали грубости. Ведь, грубость — это слабость. Это сейчас профессиональный футбол стал грязным. Я за свою жизнь ни разу никому не поставил подножку. Он обыграл меня, значит сильнее. Зачем ему лупить по ногам? Я хоть и играл опорного полузащитника, но не был грубияном. Всегда говорил ребятам, что опорник не должен быть только разрушителем. Он обязан начинать свои атаки и, прежде всего, думать на поле.

— Вы ведь попали в дебютный состав «Химика», который считается первой командой Могилева в чемпионате СССР.

— После «Строителя» меня взяли в такую же городскую команду «Локомотив». Затем я приглянулся «Металлургу». Та команда играла на первенство БССР. Тогда я нигде не работал. Меня оформили на завод слесарем-водопроводчиком пятого разряда на ставку 90 рублей. А инженер получал 120. Неплохие деньги по тем временам. Плюс всякие суточные, деньги на питание… На жизнь хватало :).

— Так, как вы попали в «Химик»?

— Организовалась команда, которая взяла лучших футболистов города. Правда, сыграть в ней не удалось. На сборе перед сезоном мне пришла телеграмма, которая сообщила о смерти отца. Это выбила из колеи. На год завязал с футболом. Потом вернулся в «Металлург». Тут-то случилась забавная история. Гуляем как-то с ребятами по главной улице Могилева. Навстречу нам мужчина в форме, пойдемте, в военкомат зайдем. Делать нечего, пошли. Там сидит «купец», человек, который отправляет лучших игроков в команды вооруженных сил. Нас быстренько оформили и увезли в часть. Тогда же мобильных телефонов не было. Даже родителям не смог сообщить, что отправился служить. Только через несколько дней маме сообщили, что я отдаю долг родине.

— Как вам служилось?

— Полгода было тяжеловато. Три раза был в карауле, а на кухню отправиться в наряд — милое дело :). Потом меня забрали в минскую команду СКА, которая выступала в чемпионате СССР в одной группе с могилевским «Химиком». Кстати, в СКА неплохо платили. Целых 160 рублей. На третий год моей службы СКА финансово не потянул чемпионат СССР и пришлось заканчивать сезон в первенстве Беларуси. После демобилизации оформился в могилевский «Спартак». Больше не менял команды. Тут в 28 лет и закончил с футболом.

— Почему?

— Врачи сказали, что сердечко сильно застучало, и доктора диагностировали аритмию. Ездил на обследование в Москву, там сказали, что лучше завязать с футболом. Хотя потом аритмия прошла. Без нагрузок сердечко восстановилось.

— Давайте подведем черту под вашей игровой карьерой. Чем тогдашний футбол отличался от нынешнего?

— В СССР было много индивидуальностей. Сейчас тренеры только учат перекидывать мяч друг другу. А взять тех же болельщиков. В те времена футбол был жизнью. Например, поедешь на выезд, на Кавказ, еле оттуда ноги унесешь, если победишь. Бывало, играешь в футбол, а тебе камушки в лоб кидают.

— Что вам еще вспоминается?

— Сборы тогда действительно были тяжелые. Если куда-то уезжаешь, то это минимум месяц. Тогда же мобильников не было. В очереди на почтах вся команда выстраивалась. У всех дети, жены. Хорошо, потом телефоны-автоматы появились.

— Еще?

— Сейчас команды отправляются на выезды на комфортабельных автобусах. Мы же ездили на пазиках. Представь, едешь на юг. Скорость 80 километров в час. В этом пазике духота, в салоне 20 человек. Проедешь тысячу километров, и играть уже не хочется.

— Какой была география выездов?

— Чаще всего отправлялись в Украину. Полностью ее объездили. Как-то приехали на сбор в Желтые воды. Заселились, легли спать. Просыпаемся, а утром снег. Так он был не белого, а красного цвета! Тренировались на красном снегу. Местные говорят: «Это в порядке вещей. В том городе химия была сумасшедшая». Много раз играли с «Искрой» из Смоленска. Там Георгий Ярцев бегал. Талантливый был парнишка. Тогда, кстати, мы играли за идею.

— За идею — это хорошо. Зато в чемпионатах СССР хватало договорняков…

— До меня доходили такие истории. Оказалось, что в нашей высьупали команде два человека, которые сдавали матчи. Не буду называть их фамилии. Узнал об этом после завершения карьеры. А что соперникам нужно? Договорились с вратарем и защитником — и вперед. Вроде равная игра, а в нужные моменты пропускаем. Это был 1968 год.

— За сколько тогда сдавали матчи?

— Для меня это темный лес. Тогда покупались не только футболисты. Чаще договаривались с судьями. Например, играли мы в Мурманске. Помощник там все время стоял с поднятым вверх флажком. Только перешел на чужую половину поля — свисток об офсайде. Проиграли, короче. Летим мы в аэропорт, а судье там передают два чемодана рыбы. Вот такие дела. Хорошо, что сейчас судьям зарплату больше платят, так теперь у них хоть совесть появилась. Хотя…

— Руководство клубов как-то стимулировало своих футболистов?

— Кстати, в мой последний футбольный год руководство клуба пообещало за каждый выигрыш по десять рублей. Мы как начали молотить! Выигрывали все подряд. Вроде бы мелочь, а материальный стимул все-таки есть. Тогда на десятку можно было прожить четыре дня. Нам выдавали на питание в день два с половиной рубля. Знаете, мелочь, а приятно.

— Советские футболисты самые пьющие?

— За три дня до матча все старались режимить. После встречи уже можно было себе что-то позволить. Плюс, как можно нормально заснуть после игры, когда в голове постоянно прокручиваются моменты. Бывало, принимали по 150 граммов. Это наша советская школа. Давайте уже про тренерство говорить.

— Рассказывайте.

— Давайте расскажу о моем самом знаменитом воспитаннике Сергее Горлуковиче. О нем уже много писали, но все же. Это очень трудолюбивый и ответственный человек. Сергей беспрекословно выполнял все упражнения. Все знали его как мощного, силового футболиста. Он же пришел ко мне маленький, щупленький. Я появился в группе подготовки в 1977 году. Сережа тогда был никому не нужен. Я видел, что парнишка умеет думать на поле и стал ставить его в состав. Она даже спрашивал: «Почему вы меня ставите»? Я отвечал: «Потому что у тебя есть голова на плечах».

— Правда, после выпуска из спортивной школы Горлукович был никому не нужен…

— Да, он поступил в институт, но все равно приходил ко мне заниматься с ребятами на два года младше. Потом мне позвонили из Гомеля и попросили человека на просмотр. Я пошел в институт, договорился об освобождении Горлуковича от занятий. Сережа поехал на сбор в Гомель и подошел. Кстати, есть у нас с ним история, связанная с Гомелем.

— Рассказывайте.

— Привез я как-то в Гомель на турнир своих ребят и встретился с Горлуковичем. Встретились, пообщались. Но это не важно. На те соревнования приехала команда из Даугавпилса. В день отъезда их тренер перебрал с алкоголем, лыка не вяжет. Связываюсь с Сергеем: «Только ты можешь спасти». Он без проблем согласился и отвез этих детей в Латвию. Другой бы послал куда подальше…

— Потом Сергей попадает в «Динамо»…

— Там Горлукович не прижился. Он в «Динамо» с кем-то чуть не подрался и ушел из команды. Просто Сергей такой человек, который чувствует несправедливость. А дальше он приглянулся Семину и попал в «Локомотив». Как-то смотрю телевизор, а там показывают матч олимпийской сборной. Оп, состав, а там Серега. Тогда понял, что из гадкого утенка он превратился в лебедя.

— Как смотрели финал Олимпиады в Сеуле?

— Ох, это было нечто! На следующий день нужно было ехать на игру в Минск. Конечно, отметили победу и отправились в столицу :). Грех было не отпраздновать тот успех! После сеульского чемпионства многие тренеры накинулись на Серегу, хотя до этого не обращали на него внимания. Все хотели получить звание заслуженного тренера. Оказалось человек десять с ним работало. Он же сказал, что я его воспитал. Было очень приятно. Месяцев через десять после того финала мне присвоили звание.

— Что оно дает?

— Абсолютно ничего. Раньше давало маленькие льготы: бесплатный проезд в городском и пригородном транспорте и бесплатную путевку в санаторий.

— Часто созваниваетесь с Сергеем?

— Держим связь, встречаемся. Правда, он редко бывает в Беларуси. На мое 60-летие прилетал ко мне. Привез майку спартаковскую с моей фамилией и шестидесятым номером. Когда приезжает в гости, идем париться в баню, вспоминаем дни прошедшие. Однажды засиделись. До отправления его автобуса в Минск остается полчаса. Тогда маршруток не было. Он через полгорода успел добежать.

— Горлукович в детстве отмечался взрывным характером?

— Нет. Это он с возрастом таким стал. Чувствует несправедливость на подсознательном уровне. Когда он работал тренером в Хабаровске, кто-то без его ведома уволил ассистента или администратора, он сразу же написал заявление об уходе.

— Какими еще своими воспитанниками гордитесь?

— Игорь Шустиков, который долго играл в «Белшине». Он, наоборот, в детстве был полный. Ходили они с Горлуковичем, как крокодил Гена и Чебурашка. Правда, Юрий Пышник попросил его в Минск. Там Шустиков завершал свое футбольное образование. Про женский футбол будем разговаривать?

— Как грамотно вы от темы к теме переходите. Давайте поговорим про женский футбол…

— В 1988 году женского футбола в стране не было. Мы встречали Новый год у брата супруги моего сына. Он говорит директор «Могилевжилстроя», где он работает, хочет создать женскую команду. Сначала у него были мысли сделать коллектив, который играл бы в хоккей на траве. Правда, соответствующих площадок не имелось, поэтому решили сделать футбольный клуб. Я согласился заняться этим.

— Откуда вы набирали спортсменок?

— Перетягивали из разных видов спорта. Они же ведь кое-где на тренировках пинали мячик. Приходилось учить их азам футбола. В Беларуси не было ничего, поэтому ездили на турниры в Москву. В 1990 году создалась высшая лига женского футбола. В ней принимали участие 22 команды, которые разбивались на две подгруппы. Тогда мы заняли пятое место.

— И что было дальше?

— На нас обратили внимание. На заводе техноприборов построили новый спорткомплекс. Никого из футболистов туда не пускали, а нас пустили. Игрокам даже снимали квартиры, но команда в основном обитала на базе «Динамо», нас кормили в кафе «Могилев», а условия для тренировок были как в лучших домах Парижа :). Зарплата в те времена у девчонок выходила под тысячу рублей. Серьезные деньги. Пришлось, конечно, побегать по кабинетам, попросить денег. Благо, нам нормально шли на встречу.

— Каково было работать с девушками?

— Как-то поехали на сбор в Судак. Я дал им упражнение на силу и выносливость. Так после этого они ходили и плакали в прямом смысле. Конечно, тогда заставил их побегать по горам. Приходилось объяснять, что без физподготовки не будет ничего. В том сезоне, заняли второе место, уступив команде из Севастополя по пенальти в решающем матче. Сработали тогда очень хорошо. Вообще девчонки добросовестно относились к занятиям, выполняли все требования. Тогда все было на уровне. Сейчас, мол, женский футбол ассоциируется с лесбиянством, у нас такого и в помине не было.

— На девушек из вашей команды мужчины засматривались?

— Кстати о сборе в Судаке. Начальник команды договорился о нашем размещении. Приезжаем в Судак, а там нас никто не ждет и не встречает. Расселили девчонок по квартирам в частном секторе. А как в Ереван прилетели на игру. Там же эти «чебуреки» на наших девочек слюной исходили. Одну нашу девочку чуть не похитили. Едем на поезде с матча, эти же кавказцы шустрые. Еле-еле мой помощник отбил у них нашу нападающую. Как говорится, и смех, и грех.

— Когда в женском футболе стало трудно жить?

— После развала СССР. Тогда наше первенство превратилось в чемпионат Беларуси. Многих наших девчонок хотели забрать в Россию, а я не отдал. На этой базе создалась сборная Беларуси. Может быть, зря тогда так поступил, надавив на чувство патриотизма. Но нам обещали хорошие условия, а в итоге обманули. Денег не было, в стране непонятная ситуация, с каждым годом становилось все хуже и хуже. Однажды, чтобы заработать денег мы ездили в подшефный колхоз вязать лен. Пришли к председателю за деньгами, а их нет. Вот вам и история. Устал с этим бороться — и в 1998 году вернулся в родную СДЮШОР №7, где работаю до сих пор.