«Это как у ребенка отбирают любимую игрушку»

28.07.2013 01:05
Спорт Редакция

Роман Волков самостоятельно принял решение уйти из «Минска»

Роман Волков был одним из лидеров «Славии», и как будто справедливо пошел на повышение — в «Минск». Но заметным игроком в столичном коллективе не стал, и теперь расстался с ним. В интервью Goals.by нападающий рассказал о времени в команде Вадима Скрипченко, об уходе из стана обладателей Кубка, вариантах трудоустройства и разнице между тренерами двух последних клубов.

— На данный момент, у вас есть дальнейшие варианты трудоустройства?

— Да. В основном, это белорусские клубы. Мой агент пока занимается этими вопросами. Возвращение в «Славию»? Все возможно.

— Почему расстались с «Минском»?

— Примерно в июне я осознал, что пора что-то менять в своей жизни. Видел, что на меня уже не рассчитывают. Переговорил с агентом незадолго до открытия трансферного окна, сказал, что нужно что-то решать. Он занялся этим вопросом, провел переговоры. В результате, договорился с руководством клуба, что как только откроется окно, я сразу смогу уйти.

— Вы сами поняли, что на вас не рассчитывают?

— Ну да. В межсезонье у меня имелись и другие варианты трудоустройства, помимо «Минска». Но Вадим Викторович звал к себе, рассказывал, как будет строить игру команды, какие игроков еще ждет.Говорил, что действительно рассчитывает на меня. Но потом, по ходу сезона, вдруг все как-то поменялось. В первую очередь, это схема игры.

— Что конкретно в ней поменялось?

— Я футболист такого плана, который нуждается в подачах или прострелах от фланговых игроков. Но я не заметил, что Вадим Викторович от них это действительно требовал. Он строил игру на том, чтобы крайние игроки просто врывались в свободное пространство перед собой. Потому и понятно, что смысла выставлять меня в основе не было. Но зачем тогда было приглашать?

— Пытались как-то обсуждать это с тренером?

Мне же давалось какое-то игровое время, я мог себя проявить. Пускай это даже и 10-15 минут.

— Да нет. Я не считаю, что футболист должен подходить и что-то обсуждать с тренером. Не вижу в этом смысла. Какой бы разговор не был, коуч ведь все равно останется при своем мнении.Он принимает окончательное решение. Да и потом, мне же давалось какое-то игровое время, я мог себя проявить. Пускай это даже и 10-15 минут. Не смог — значит, это мои проблемы.

— Разве реально что-то показать за такой короткий промежуток времени?

— Ну, если столько игрового времени предоставляют, значит, наверное, реально.

— Честно говоря, ваша история похожа на прошлогоднюю миграцию из Бобруйска Дмитрия Ковба.

— Знаете, как говорят, один раз — случайность, два — совпадение, три — закономерность. Посмотрим, что будет дальше. Но лично я чувствовал себя не очень хорошо. Это, знаете, как у ребенка отбирают любимую игрушку, и он сразу начинает плакать. Я, конечно, не плакал, но было очень досадно. Возникало ощущение, будто это какой-то стеб. Приходилось перебарывать негатив, старался не загоняться. Но осадок, увы, все равно остался.

— С вами полностью рассчитались по финансам?

Должны, в том числе, и премиальные за Кубок.

— Еще нет. Должны, в том числе, и премиальные за Кубок. Но я же уволился только несколько дней назад. Пообещали все вернуть на следующей неделе.

— Давайте вспомним ваше появление в команде. Как происходила адаптация?

— Нормально. Ребята в команде хорошие. К требованиям Вадима Викторовича привык пусть и не сразу, но ничего сверхъестественного в них не было. Просто небольшие нюансы.

— Какие нюансы имеете ввиду?

— Каждый тренер по-разному строит тренировочный процесс. Они не бывают под копирку. Ну, вот например, были мы на сборах в Турции. Выхожу на поле и вижу штангу посередине. Думаю, ну ладно, пусть лежит. А оказалось, она нужна для упражнения. То есть, делаешь приседание, которое сменяется рывком. Было удивительно.

— Какую разницу заметили между тренером Скрипченко и тренером Малеевым?

— Ну, это, конечно, дело специалистов. Но, как показалось мне, Юрий Иванович разбирает все до мелочей. На первом месте у него стоит дисциплина. У Вадима Викторовича же более открытый, бесшабашный футбол. По крайней мере, он его пытался нам привить.

— Некоторые ваши экс-одноклубники говорят, что Вадим Викторович хороший психолог и старается найти подход к каждому игроку. Вы это на себе как-то прочувствовали?

Думаю, если бы тренер хотел меня оставить, то он попытался бы поговорить.

— Честно — нет. Не было никаких индивидуальных бесед. Думаю, если бы тренер хотел меня оставить, то он попытался бы поговорить. Но, такого не случилось. Значит, был не нужен. Поэтому я принял правильное решение.

— Если возвращаться к адаптации, то Дмитрий Акулич рассказывал, что вы не сразу понимали его шутки. Кто-нибудь еще в команде подкалывал?

— Да особо нет. Вообще, Дима, наверное, главный балагур в команде. Только в нем иногда много пессимистического юмора. Кстати, привет ему огромный от меня передайте. И спросите, кто кого в конце подкалывал. Помню, на одной из тренировок он рассказывал о своем важнейшем победном голе в Кубке Интертото. Ну, я и решил поинтересоваться, почему он так рано завершил карьеру. Он говорит на полном серьезе: «Проблемы со здоровьем были. Голова кружилась». Я решил уточнить: «От успеха?». 🙂

Или еще рассказать?

— Конечно.

— Только я, значит, пришел в команду. Начали тренировку на сборах, и так получилось, что Дима принимал в ней участие. Смотрю, короткие пасы от него идут что надо. Я его тогда еще не знал, думаю, может, игрок какой новый. Но потом я как глянул на его длинные передачи, мне сразу все стало понятно :).

— Забавно. Если вспоминать поездки на сборы, то у «Минска» их было целых три. После «Славии» такое количество тренировочных выездов непривычно?

В «Минске» нравилась работа маркетинговой службы.

— Сборы в любой команде получаются одни и те же. Тренировки, отдых, тренировки, отдых. Вообще, когда только приходил в «Минск», думал, что будет какая-то сумасшедшая разница в организации дел по сравнению с другими командами. Но потом мнение поменялось. Все, как и везде. Правда, в «Минске» нравилась работа маркетинговой службы.

— Цены на билеты в 50 тысяч вам тоже нравились?

— Я вообще сторонник того мнения, что платный вход на футбол — это неправильно. Даже на еврокубковые матчи. Если условно приходит 1000 болельщиков и из них человек 200 по пригласительным, 200 проскочило чуть ли не через забор и хорошо, если эти билеты купила хотя бы половина зрителей, тосколько на этом можно заработать? Я вот вспоминаю свое детство. На тот же «Нафтан» был бесплатный вход, и собиралось большое количество людей.

— В начале сезона приходилось играть на синтетике КФП «ФК Минск». Удовольствия было мало?

— Ничего в синтетике хорошего, конечно, нет. Все-таки после игр на ней и вылазят все имеющиеся болячки наружу. Но что делать, если больше негде?

— Расскажите, как обживались в Минске.

— Клуб выделял деньги на съем квартиры, 500 долларов в месяц. А дальше уже сам ищешь себе жилье. Я снимал квартиру недалеко от «Смены». Приходилось немного доплачивать. Ну а так, до этого уже жил в городе, потому никаких проблем не было. В свободное время ходил гулять в парки, посещал кинотеатры.

— Переход в «Минск» можно назвать ошибкой?

«Минск» выиграл кубок. Значит, я там и должен был быть.

— Нет. Все-таки поиграл в финале Кубка, завоевал трофей. Надеюсь, не последний. Некоторые за всю карьеру вообще так ничего и не выигрывают. Ну и, все-таки, каждая команда складывается как мозаика. То есть, каждая деталь должна быть на месте для достижения каких-то целей. «Минск» выиграл кубок. Значит, я там и должен был быть.

— Подготовка к тому финалу как-то отличалась от других матчей?

— Готовились как к обычному матчу. Но уже после игры была куча положительных эмоций. Ведь это шаг вперед для такого молодого клуба. К тому же, на трибунах сидели маленькие дети, будущая смена. Думаю, это также было полезно и для них.

— К вам сразу пришло осознание того, что вы — обладатель кубка?

— Ну, ко мне — да. Должны были выигрывать и в основное время, но решили немножко поиграть не нервах у болельщиков :).

— До этого эмоционально испытывали что-то похожее?

— Бывало даже и лучше. Например, когда выходили со «Славией» в высшую лигу. Или когда там остались. Все-таки, когда ты достигаешь цели, к которой идешь не один месяц, тогда эмоции действительно захлестывают. Здесь же был отдельно взятый матч, потому и реакция была немного не та.

— Где вы смотрели ответный матч «Минска» против мальтийцев?

— Дома. Конечно, хотелось бы сыграть в Лиге Европы. Но, наверное, тот факт, что я заранее захотел уйти из клуба, и помешал мне это сделать. Вообще, Вадим Викторович хочет в этом турнире пробиться в групповой этап. Плюс взять чемпионство. Что ж, посмотрим. Желаю удачи.