27.02.2013 09:43
Спорт

Самый знаменитый друг Кима Хиршовица — Йере Каралахти

Мы побывали в гостях у новичка минского «Динамо» нападающего Кима Хиршовица. Финн рассказал о том, почему принял предложение «зубров», не согласился с мнением, что иностранцы падки на деньги, а также вспомнил свой самый крупный улов и ответил, чего не сможет простить даже близкому другу.

Гостиничный номер легионера, в котором тот проводит большую часть свободного времени — скромное пространство с минимальным набором удобств, странно вписывающихся в представление любого иностранца: телевидение с русскоязычными каналами, низкоскоростной Wi-Fi, сигареты и табличка на столе «No smoking».

Как уверяет собеседник, интернет — единственная отрада, позволяющая скрасить будни. Да и то, как назло, работает «паутина» не ахти. «Наверное, из-за того, что отель переполнен велосипедистами, приехавшими на чемпионат мира, скорость соединения оставляет желать лучшего». На вопрос, не скучно ли так проводить время, Ким философски отмечает, что это часть его работы, к которой он уже привык. «Да, иногда бывает утомительно. Но я научился не падать духом, приспособился к подобному образу жизни. Не думаю о том, грустно мне или нет. Вы просто так живете. Узнаете себя лучше. В любой момент могу позвонить друзьям и родным, что обычно и делаю».

Будни легионера, по словам собеседника, делятся на две категории: день матча и обычный. Вторые — похожи друг на друга, как две капли воды: завтрак, просмотр финской прессы, результатов игр НХЛ, тренировка на арене. «Сауна у «Динамо» – великолепная, — уверяет Хиршовиц. – Одна из лучших, что когда-то пробовал». После  — обед в кафе с остальными легионерами, и снова отель.

— Ким, когда вам поступило приглашение из «Динамо», чемоданы быстро упаковали? – бросаю взгляд в сторону большого баула с вещами.

— В тот момент находился в шведском Лулео, это на севере страны. Когда раздался звонок и мне сообщили, что ждут в Беларуси, на сборы оставалось 24 часа. За это время надо было упаковать вещи, убрать дом, уладить вопросы с документами и вылететь. Боялся ничего не забыть. Помню, спал всего два с половиной часа. Но подобные переезды — часть работы хоккеиста. Действуешь на «автомате». Взял самое необходимое: хоккейный баул, несколько клюшек, ноутбук и одежду.

— Вы в Минске уже три недели. Успели составить представление о столице и о новом клубе?

— Первое впечатление — позитивное, город понравился сразу. Люди здесь милые, хорошие рестораны, есть куда сходить, арена — выше всяких похвал и раздевалка у команды на высоте. В коллективе адаптировался быстро: с некоторыми ребятами играл вместе и раньше. Что касается уровня, так ведь знал, куда еду. КХЛ — очень тяжелая лига, мне уже доводилось здесь однажды пробовать свои силы. Надеюсь, смогу наслаждаться игрой подольше, чем в первый приезд.  

— Перед тем как перебраться в «Динамо», вас консультировали Тим Стэплтон и Йере Каралахти. Для полноты картины не общались, например, с Вилле Пелтоненом или Даниелем Фернхольном?

— Помню, когда с ними играл в ХИФК, иногда заводили разговоры о КХЛ, ребята рассказывали о Минске также позитивные вещи. Но когда мне поступило предложение из Беларуси, честно, даже не было времени, чтобы позвонить всем. Просто набрал Йере… и быстро все разузнал.

— Хоккейный мир тесен. Вы ведь знакомы с очень многими ребятами, которые выступали в «Динамо». Например, Даниэль Корсо.

— Верно, играл с ним некоторое время в «Тимро». Корсо — франко-канадец, парень с характером. Он отличный игрок и сам знает, что для него хорошо, поэтому делает все как считает нужным, как видит это правильным. Мы общались с ним немного, не могу сказать, что знаю его хорошо, но человек он неплохой.

— Помните конфликтную ситуацию с Корсо в «Тимро»?

— Еще бы! В момент конфликта между Даниэлем и тренером, находился с ними в одной комнате. Выносить сор из избы не стану — это дела его и наставника. Но там не было ничего сенсационного, как все говорят. Пусть эта история останется между ними. Были ли конфликты с тренерами у меня? Нет, ничего подобного.

— Глядя на ваш послужной список, можно сказать, вы довольно стабильный хоккеист…

— Начинал играть в Хельсинки, там провел большую часть карьеры. После этого захотелось сменить обстановку. Мне нравится знакомиться с новыми местами, узнавать новых людей, воспринимаю это как опыт. В середине прошлого сезона отправился в «Торпедо», чтобы помочь команде и это был большой вызов для меня. Было сложно, но мне понравилось, играть в КХЛ — трудное испытание. И в этом году снова получил шанс.

— Не считаете, что первый приезд в КХЛ аналогичен нынешнему: прибыли в Нижний в середине января, отыграли 24 матча, а в межсезонье с вами попрощались.

— Параллели проводить не стану! В прошлом сезоне сыграла роль травма, которую получил перед приездом в Россию. Я хотел быть полезен команде, мы неплохо завершили сезон, выйдя в плей-офф. Отличное испытание и хороший опыт для меня. Чувство, что хочу вернуться, не покидало ни на минуту. Сейчас нахожусь в лучшей форме и, получив возможность попробовать силы снова, воспринял это как второй шанс.

— Не боитесь повторения ситуации?

— Заранее знал, что в «Торпедо» лимит на иностранцев на будущий сезон закрыт. Поэтому предполагал, что от моих услуг откажутся. И, тем не менее, повторюсь, это меня не испугало. О планах «Динамо» на счет меня не знаю, но конечно, с удовольствием бы остался. Когда впервые вышел на «Минск-Арену», испытал невероятные чувства.

— Чтобы показать себя у вас было три игры регулярного чемпионата. Думаете, этого достаточно?

— Конечно, вы не можете показать все, на что способны, тем более, когда в соперники достаются такие команды, как «Салават Юлаев» или «Ак Барс». И даже, выкладываясь в этих играх на полную, все равно не знаешь, как повернутся события. Тренерскому штабу, думаю, хватит времени, чтобы увидеть, что я из себя представляю. Конечно, в определенной степени, это риск. Но не попробуешь — не узнаешь. Я не боюсь принимать вызовы. У меня было всякое в карьере: и взлеты и падения, это часть хоккея. Испытания делают меня сильнее. Воспринимаю ситуацию только с положительной стороны.

— Бытует мнение, мол, легионеры играют только за деньги, свои — еще и за идею. Согласны?

— Не совсем. Уверен, есть игроки, для которых наличность — фактор номер один, но подавляющее большинство выступают, думаю, из-за любви к игре. Например, я никогда не ставил деньги во главу угла. Любое предложение воспринимаю, как вызов, который доставляет тебе положительные эмоции. Если бы думал только о материальной составляющей контракта, то просил бы соглашение на несколько лет, выбирая не то, что предложило «Динамо», а более длительное. Конечно, глупо отрицать, что хоккей — это бизнес. И как только быстрее вы это поймете, все станет на свои места.

«Хочу быть хорошим отцом»

— Классик уверял «умом Россию не понять». Иностранцам сложней, наверное, вдвойне?

— Мне повезло, тогда в «Торпедо» и в тренерском штабе и среди игроков было много финских ребят — это помогало. Вообще в конце сезона, когда на «носу» плей-офф, возможности знакомиться с окрестностями не было. Присутствовал сплошной хоккей. Не помню, чтобы в Нижнем у меня были проблемы. Ничего плохого сказать не могу. По сравнению с Финляндией разница чувствовалась, но, когда приезжаешь в чужую страну, надо уметь приспособиться к обстоятельствам и воспринимать все, как есть. Тогда и жизнь станет легче.

— В Минск семью не взяли из-за малышей?

— Верно, дочка Нелли, ей девять, ходит в школу, да и мальчишки Йоким и Джонатан заняты учебой. К тому же они увлечены спортом: и гимнастикой, и футболом, и хоккеем. Решили, что жена останется с ними дома. На следующий сезон, если останусь здесь, скорее всего, перевезу их. Надо только найти международную школу. Слышал от Мерфи, что здесь есть школа с хорошим английским. Его дети в ней учатся.

— Тяжело быть без семьи, когда ты даже не видишь, как растут дети?

— Это первый год, как живу отдельно. В прошлом году уезжал в Россию совсем не надолго. Конечно, тяжело, и не только мне, но и дочке и малышам нелегко без отца. Когда в начале сезона отправился в Швецию, мы решили не перевозить детей, и, признаться, не думал, что ситуация повторится снова. Но хоккей — моя работа, этот выбор я сделал сам. После сезона вернусь домой и мы, как прежде, будем вместе.

— Вы стали отцом в довольно молодом для традиционной финской семьи возрасте.

— Моя жена несколько старше меня, когда мы встречались, она оканчивала университет. Потом решили создать семью, жить вместе и завести детей.

Я был молод, с нетерпением ждал этого момента, самого грандиозного в моей жизни. Когда родилась дочка, во мне многое переменилось. Быть отцом в молодом возрасте — это вызов. Верно, это не типично для финнов. Думаю, в 21 год ты не можешь быть готов к рождению ребенка, но когда это случается, ты растешь вместе с ними.

— Ваша жизнь переменилась?

— Очень сильно. Я стал совершенно другим человеком. Не только ты детей, но и дети многому учат тебя. Когда становишься отцом, то чувство заботы и защиты проявляется по-особенному и никогда не покидает. Иметь семью или детей нелегко, трудности поджидают на каждом шагу, но жизнь и не обещала быть легкой.

— Вы хороший отец?

— Стараюсь быть таковым! Я бы мог быть лучшим отцом, но из-за разъездов…Когда дочь росла, папы часто не было дома. И это меня беспокоит. Стараюсь делать все, чтобы стать самым лучшим. Пытаюсь увлечь их разными хобби, они интересуются моими успехами. Ты не можешь быть совершенным. Когда дети вырастут, покинут отчий дом, мечтаю, чтобы мы оставались друзьями. И только тогда смогу сказать, был ли я хорошим родителем. Надеюсь, они поймут и простят меня, за то, что меня часто не было рядом. Я переживаю по этому поводу.

«Проблемы есть у всех, не стоит этого стыдиться»

— Ким, вы рассказывали, что вы веселый человек. А есть вещи, которые заставляют вас грустить?

— Да, и их немало! Но я отделяю хоккей от обычной жизни. Дома стараюсь забыть о спорте. Если не играю хорошо, конечно, это — психологический груз. Если что-то не получается или выходит из-под контроля — это меня расстраивает. В трудные времена я не падаю духом и просто стараюсь учиться на ошибках, двигаться дальше. Надо всегда оставаться оптимистом и даже когда сложно, не вешать нос.

— Что вы обычно говорите себе, когда все плохо?

— В сложные времена или тяжелые ситуации стараюсь оставаться на позитиве и смотреть на положительные стороны проблемы. Думаю, самая важная вещь, когда у тебя возникает трудность — не держать ее в себе, а поговорить с кем-то. В такой период ты видишь только свою точку зрения и ничего кроме. Когда делишься

проблемой, становится легче. Ты получаешь второе мнение, которое может помочь тебе найти решение.

— Финны, как и японцы, держат все внутри себя и не говорят о проблемах…

— На мой взгляд, в этом и есть главная трудность. Большинство людей не любят говорить о своих проблемах. Но не только в Финляндии, такие есть везде. Каждый хочет, чтоб окружающие думали, что у тебя все хорошо и сам ты «катаешься как сыр в масле». Но надо признать, что проблемы есть у каждого. Жизнь нелегка ни для кого: богатый ты или бедный, женат или холост, есть ли у тебя хорошая работа или нет. Когда мы поймем, что трудности есть у каждого, и перестанем стыдиться об этом говорить, люди станут счастливей. Финны все держат в себе, и от этого происходит множество разочарований в жизни.

— Какое самое сложное решение вам приходилось принимать?

— В моей жизни было много непростых решений. Самое сложное связано с хоккеем. Я вырос в столице Финляндии и ХИФК — мой родной клуб. Там начинал в юниорской команде, затем перешел во взрослую. Потом решил перебраться в «Йокерит». Между командами, расположенными в столице, отношения не самые теплые. Поэтому переход в клуб соперника могу назвать самым непростым решением. Много об этом думал, знал, что объявятся недоброжелатели, разговаривал с близкими и друзьями. Но у меня своя голова на плечах, выбор делал сам, с уверенностью, что это будет правильный шаг. Сейчас понимаю — не прогадал.

— Чем бы вы хотели заниматься, но в силу занятости не можете?

— Хотелось бы быть рядом со своей семьей и детьми. Еще хочу путешествовать. Нравится рыбалка, она захватывает меня. Могу ловить рыбу хоть каждый день. Надеюсь, после хоккея у меня будет время заняться этим. Самый крупный улов? Прошлым летом отправились на неделю порыбачить с друзьями (в их числе нападающий «Эдмонтон Ойлерс» Ленарт Петрелл) в Норвегию, где словил 10-килограммового лосося. Вообще люблю проводить время на природе.

— Ларс Хауген рассказывал, что в Норвегии нет хороших рыбных мест.

— Это неправда! Возможно, он просто не знает клёвых мест. В Норвегии самые лучшие места для рыбалки. Да и рыбы там много.

— Какие у вас предпочтения в музыке?

— Обожаю ее и слушаю много разных направлений, кроме рэпа. Нравятся «Битлз», Боб Дилан, Dire Straits, Марк Нопфлер — мой любимый исполнитель. Музыка 80-90-х очень хороша. Уважаю такие группы, как «Металлика», «Страдивариус» или «Sonata Arctica». Выбор зависит от ситуации или настроения. Могу слушать даже регги. Знаете, в какой команде я бы не находился, постоянно выбираю музыку в раздевалке. Вот, и в «Динамо» уже «работал» ди-джеем. В Финляндии, кстати, много качественного рока, он мне тоже по душе.

— Сами-то не поете?

— Нет! Разве что иногда, когда один в машине или после нескольких бокалов пива. Я не певец, хотя, возможно, и хотел бы научиться. Вообще я не стеснительный, просто пение — это не мое. Думаю, у всех испортится настроение, когда они услышат, как я пою.

— А в кинематографе каковы ваши вкусы?

— Первое место в топ-листе занимает «Гладиатор», потрясающая картина с Расселом Кроу, думаю, фильм не нуждается в представлении. Еще нравится фильм – «Ураган» — реальная история о темнокожем боксере, которого незаконно посадили в тюрьму и спустя несколько лет тот выходит на свободу, благодаря мальчишке, случайно купившему его книгу. Что точно не смотрю, так это ужасы. Не представляю, что в них интересного!

— Ким, вопросы о национальности еще не надоели?

— Уже привык! На протяжении всей карьеры меня спрашивали, откуда я родом. Но все в порядке. Понимаю, любопытство связно с фамилией, которая не типична для финнов. Хотя мой отец и дедушка, и отец дедушки — все из Финляндии. Есть несколько родственников в США. Да, сейчас у всех смешные имена. Я счастлив и горжусь своей семьей…

— Охарактеризуйте себя двумя-тремя словами?

— Я открыт для других, счастливый, веселый, добрый, целеустремленный.

— А отрицательные качества?

— Упрямый немного. Сердитый? Нет. Если и злюсь, то это не длится долго, быстро все забываю и прощаю. Еще не люблю убирать, мыть посуду, стирать. Наверное, это тоже негативное качество?

— Что вы не сможете простить даже самому близкому другу?

— Ненавижу ложь, обсуждение за спиной. Предпочитаю быть откровенным с моими друзьями и хочу, чтобы и мне говорили все в лицо, даже если это и не так легко, как кажется. Может, после горькой правды, вы станете еще большими друзьями! Вообще, подобных ситуаций, к счастью, не случалось.

— Кто самый известный друг в вашей записной книжке?

— Я знаю многих игроков. Был в кэмпе, к примеру, с Теему Селянне. Но назвать его своим другом не могу. Наверное, в Минске, это Каралахти — он мой самый известный друг. Мы с Йере долго вместе играли, жили неподалеку, а здесь его все знают! Точно он.

Следите за новостями так, как вам удобно:

Подпишитесь на новостную ленту Telegraf.by в удобном для вас сервисе и ничего не пропускайте!

Дзен Новости Google Новости Telegram Facebook VK.com OK.ru Пульс