25.02.2013 08:54
Спорт

Последний взрыв белорусского интереса к Андрею Сосницкому случился в 2010-м, когда на групповом этапе Лиги Европы пересеклись БАТЭ и «Шериф», который он возглавлял. С тех пор специалист транзитом через Киев успел добраться до Краснодара. Мы встретились в лобби отеля Calista Luxury Resort и поговорили о «Боруссии» из Дортмунда, Борисе Акунине, Булате Окуджаве, удивительных африканцах, чемпионате СНГ и отношении губернатора Брестской области к футболу.

Мархель, жена декабриста, Краснодар

— Насколько можно понять, в Белеке вы пересеклись со многими белорусами.

— О, это одна из самых приятных особенностей здешних сборов. Встреча со старыми друзьями-белорусами — для души и сердца, как говорится. Вышло так, что делегация «Кубани» заселилась в отель Calista. А позже здесь же разместились игроки и представители тренерско-административного штаба нашей сборной. Вот и получилось повстречаться с Кондратьевым, Зыгмантовичем, Мархелем, другими ребятами. Пообщались с огромным удовольствием.

— Вы ведь очень дружны с Мархелем.

— Так и есть. Мы достаточно давно дружим. Причем семьями. Еще со времен Союза. В общем, повидался много с кем из Беларуси. Вот побывал на матче с венграми, за которым также наблюдали многие наши тренеры. Приятно это все. Приятно увидеть ребят — настроение от этого только поднимается. Тем более в Беларуси бываю редко. А когда приезжаю, в первую очередь уделяю внимание семье.

— Насколько редко вы бываете в Беларуси?

— В последний раз был дома во время отпуска. На Новый год собрал в Бресте всю семью. Пусть дочка с внучкой и живут в Минске… Да, нечасто я дома бываю. Вроде, работая в Киеве, и находился недалеко от Беларуси (500-600 километров), но занятость была достаточно серьезной. А сесть на машину и приехать на один день… Какой смысл? Тем более супруга жила со мной, дети часто приезжали.

— А у вас жена – «декабриста»?

— Я, кстати, поиграл в тех местах, куда ссылали декабристов :). Это было во времена «Уралмаша». Да, получается, жена декабриста. Все время ездила со мной. Владикавказ, Новороссийск — супруга и дочь были рядом постоянно. Как только начнется сезон, жена приедет в Краснодар.

Акунин, абракадабра, «Боруссия»

— Вам в прошлом году исполнилось 50. Как люди себя чувствуют в этом возрасте?

— Ну… Глядя на своих друзей и товарищей, которым уже 50, я не то чтобы с оптимизмом, но достаточно спокойно встретил свои полвека. Правда, внутри присутствовало некоторое беспокойство. Пусть звание дедушки я уже получил, все равно не знал, что будет, когда мне стукнет 50. Но теперь все в порядке. Ощущаю себя достаточно комфортно. Возраст не чувствуется. Тренерская профессия пусть и забирает много нервов и здоровья, зато дает общение с молодежью.

— Заряжаетесь?

— Да. Что-то пытаешься отдать ребятам, что-то берешь у них. Действительно заряжаешься. Общение с игроками дает мне только положительные эмоции и нужную энергию. В такой ситуации хочется и выглядеть подтянуто, и знать темы, на которые общается молодежь. То есть быть в курсе почти всего.

— И какие молодежные темы вас интересуют?

— Во-первых, музыка. Направлений сейчас превеликое множество. Практически все ребята что-то слушают. Еще фильмы смотрят. К сожалению, новейшие технологии отстранили книгу на второй план. Редко вижу, чтобы кто-то коротал время именно с книгой в руках.

— А вообще, встречали игроков, которые читают?

— Не скажу, что работал с книголюбами. К тому же если кто сейчас и читает, то делает это при помощи планшета. Хотя вот в киевском «Арсенале» хватало ребят, которые брали с собой на выезды и сборы именно книги. Это редкость, конечно.

— Вы сами много читаете?

— В последнее время в основном специальную литературу. Что касается художественной, то тут дела обстоят очень сложно. При достаточной объеме работы руки порой не доходят до книг. Но я люблю чтение. Очень. В период между «Шерифом» и «Арсеналом» прочитал практически всего Акунина. Увлекся очень серьезно. В последнее время ловлю себя на мысли, что читаю мало художественных текстов. А ведь привычка имеется. Наше поколение все же воспитывались на книгах.

— Дайте понять, что за специальная литература?

— Сейчас книг по профессии очень много. К тому же интернет изобилует информацией. Что-то знакомые пересылают. Обмен, в принципе, налажен. Тенденции в развитии современного футбола, в первую очередь европейского, постоянно отслеживаются. Хотя говорить непосредственно о европейском футболе не приходится. Все сейчас едино.

— Географических характеристики нет совсем?

— Сейчас ничего не утаишь. Все взаимосвязано. К тому же границы открыты. В Европе играют многие ребята из Южной Америки, из Африки.

— А африканская школа футбола существует?

— Думаю, что нет. Она очень европеизирована. Во-первых, игроки представляют бывшие колонии. Ребята, которые выступают на серьезном уровне, почти все воспитывались в Европе. Во-вторых, в какой-то период в Африку пошел поток европейских тренеров… В общем, тайн нет. Столько методик, столько литературы. Главное в этой ситуации — умело отфильтровать информацию. Я вспоминаю Высшую школу тренеров в Москве. Нам давали такой объем информации, что в голове творилась какая-то абракадабра. Только со временем я научился сортировать полученные знания. Держать в голове всю футбольную информацию нереально сложно. Просто невозможно. Точечный подход к использованию знаний намного полезнее.

— Очень общий вопрос в продолжение предыдущего: какие тенденции современного футбола вы можете обозначить?

— Футбол сейчас стал более агрессивным, более компактным, более скоростным. И что для этого надо? Изучение методик. Потому интересно, как поставлена практическая сторона тренировок той же дортмундской «Боруссии». По скорости атак и количеству футболистов, в них задействованных, эта команда — одна из ведущих в Европе. Позиционной игры у нее практически нет.

«Bee Gees», шансон, ярко-желтый цвет

— Чуть раньше мы говорили о молодежных пристрастиях в музыке. Вы слушаете что-то из современного?

— Нет :). Но мне интересно, что сегодня занимает ребят. Если раньше игроки больше были склонны к року в широком смысле понятия (не говорю только о тяжелых вещах), то теперь предпочтение отдается музыке полегче, посвободнее. Нет какой-то четкой направленности. Я со многими ребятами говорил по этому поводу. Что-то мне давали слушать.

— А что вы слушали, когда были игроком?

— Я был больше склонен к нашей поп-музыке. Мы росли на своих исполнителях, потом были «ABBA», «Bee Gees», затем итальянцы, участники конкурса в Сан-Ремо. Наверное, уже будучи тренером, я стал больше слушать шансон. Скорее всего, ввиду его общей доступности и популярности. Раньше слушать песни того же Окуджавы было не так-то просто. К тому же эти песни не для веселья, а для души.

— Шансон ведь изначально был далек от своего сегодняшнего смысла.

— Я и говорю о классическом шансоне. Не блатном. Ни в коем случае. Например, тот же Высоцкий. Одно время я очень увлекался его творчеством. Книги читал, стихи — тоже. У меня их, кстати, очень большая коллекция. Но стихи не в художественном издательстве, а самиздате. Мне отпечатали их на обычных листах А4, потом подшили. До сих пор стопка дома лежит. Высоцкого стали много печатать уже позже.

— Шансон Булата Окуджавы и шансон Стаса Михайлова…

— Нет-нет-нет. Это очень разные вещи. Нельзя даже сравнивать. Название-то общее, но суть разная. Тот же Окуджава пел от души. Нынешний же шансон в большей степени индустрия, шоу-бизнес, идет зарабатывание денег. Под настроение можно послушать, но у меня такое настроении случается не часто :). Хотя я и не говорю, что мне подобная музыка категорически не нравится.

— Чем еще вас заставляет интересоваться работа?

— Мода. Нынешние игроки достаточно стабильны в финансовом плане. Ребята могут позволить себе одеваться, сообразно своему желанию самовыразиться. И я бы не стал сравнивать поколения игроков в данном контексте. Тогда было одно время, сейчас — совершенно другое. Все развивается. Но я вижу, что сегодня очень серьезно пересекаются разные менталитеты и культуры. Это стало возможно благодаря легионерам. И ребята из разных стран очень легко общаются между собой. В наше время подобной практики не существовало. Мы были огорожены границами. Как показатель разницы — тот же иностранный язык. Сейчас я ставлю перед собой задачу овладеть им. Когда еще работал в «Шерифе» вторым тренером, в период просмотров в других странах вопрос непонимания порой стоял очень остро. Переводчик при всей его квалификации — это все равно не то.

— К тому же переводчик может не знать некоторых специфических моментов.

— Да. В школе я не изучал английский, изучал немецкий. Есть некоторое сожаление по этому поводу. Все же нужно не только понимать легионеров, но и разговаривать с ними. А ребята в основном используют английский. Кстати, сейчас некоторые игроки знают по четыре-пять языков — это прекрасно. Молодцы. И радует, что 80-85 процентов наших ребят, как в «Арсенале», так и в «Кубани», говорят на английском. Это очень важно на поле. Да и вне его… В общем, для меня сейчас вопрос изучение языка стоит очень остро.

— В 50 лет… Это достойно.

— Жизнь состоит из обучения. Когда некоторые люди в возрасте говорят: «Зачем мне нужен ноутбук?» — я их не понимаю. Сегодня вся информация в Интернете. Тем более люди из футбольной сферы тратят очень много времени на дорогу. Интернет помогает провести его полезнее.

— Вы вспомните самого удивительного легионера в своей практике?

— В «Шерифе» хватало африканских выходцев. То был мой первый опыт работы с легионерами из дальнего зарубежья. Разные культуры, разные менталитеты, разные интеллекты. Кстати, некоторым игрокам, вне зависимости от национальности, хотелось донести какие-то знания, но их уровень интеллекта просто не позволял усваивать информацию. Это не их вина. Это их беда.

— И кто же удивил вас?

— Наиболее необычным и экстравагантным был Бенджамин Балима. Не был, он и есть. Настолько непредсказуемый парень, что просто удивительно. Человек настроения, пусть и достаточно верующий. Католик из Буркина-Фасо. То он заплетал себя какие-то необычные косички, то красился в ярко-желтый цвет, то одевался чрезвычайно вызывающе. А ведь это все происходило в Тирасполе. Городке достаточно провинциальном. Пусть это и столица Приднестровья, но когда я там работал, постоянно чувствовал дух Советского Союза. Приезжаешь в Тирасполь — и в какой-то мере сразу же возвращаешься в прошлое.

— Обычно говорят, что в Минске веет Союзом. То есть Тирасполь еще более советский?

— Минск сегодня ни в коем случае нельзя сравнивать с Тирасполем. Суперсовременные здания, дороги, магазины. Все масштабное и большое. А в Тирасполе все умиротворенное, спокойное.

Выгодно, адреналин, Сумар

— На старте межсезонья говорилось, будто вы можете возглавить брестское «Динамо». Как парируете?

— Не знаю, кому это было выгодно… Честно, даже хотел позвонить в «Прессбол». Кажется, там был первоисточник этой новости. А потом ее перепечатала «Всё о Футболе». Или наоборот. Не суть. В это время находился в России — проведывал маму с сестрой. И вот когда приехал в Беларусь, пошли звонки. Не собираюсь оправдываться или делать что-то в этом духе. Просто повторюсь: не знаю, кому это выгодно. Не стал разбираться в ситуации. Во всяком случае, желания принимать Брест на данном этапе у меня нет. Нет, потому что… Пойми правильно, я там живу, я там играл, мне там нравится. Желаю, чтобы команда выступала на совершенно другом уровне и ставила перед собой задачи иного по сравнению с нынешними толка, успешно их решая. Но я знаю ситуацию в клубе, и понимаю, что фундамента, крепкого фундамента, на котором команда начала бы прогрессировать, нет. По крайней мере, я его не вижу.

— Что, по-вашему, происходит в футбольном Бресте?

— У меня очень теплое отношение к городу и команде. Не скажу, что люди, которые приходили работать в клуб или приходят, помогают ему согласно своим уровню и положению. Мы же знаем: идет назначение, руководители — ставленники, и их в первую очередь интересует сегодня, нынешние результаты. Не думаю, что кто-то очень глубоко и серьезно внедрялся в саму специфику. То есть стратегии развития нет. Без конструктивного глобального плана роста ничего не будет. А любое долгосрочное планирование на чем-то основывается. Можно, конечно, себе представить фантастическую ситуацию, при которой команде дадут большой бюджет под результат. Но для чего это? Чтобы потратить деньги? И все? Сделать результат — и закончить?..

В Бресте достаточно глубокие футбольные традиции. В Бресте есть болельщики, которые очень сердечно относятся к своей команде. Они живут надеждой, ждут, когда «Динамо» начнет представлять собой реальную силу и станет стабильно их радовать. Ждут, когда поход на стадион будет массовым и заряжающим энергией. Они хотят адреналина от игры, хотят положительных эмоций. И снова-таки для этого нужен фундамент. Для постепенного выстраивания базы требуется конструктивно-стратегический план. Понятно, что сегодня для любого плана нужны финансы. К тому же руководитель, который заведует всеми процессами (на сегодня это губернатор области), должен не, то что любить футбол, а относиться к футболу так, чтобы в его душе игра занимала определенную нишу. То есть человек должен быть хотя бы расположен к этому виду спорта.

— А нынешний не особо расположен…

— Ситуация сложилась так, что у Сумара особого отношения к футболу нет. Отсюда все и вытекает. Не знаком лично с новым руководителем «Динамо» Сашко, но слышал, что футбол он уважает. Не знаю, как оно пойдет. Нельзя загадывать. Хотелось бы, чтобы все сложилось хорошо. Но стоит помнить, что в идеале нужно не просто держаться на плаву, а постепенно развиваться.

Мультимедиа, субординация, СССР

— Что скажете о возможном чемпионате СНГ?

— Я пока не вижу, как можно провести первенство СНГ.

— Но вы ведь играли во второй лиге СССР…

— Да.

— Вам хотелось бы к этому вернуться?

— Не скажу, что у меня такая уж ностальгия непосредственно по чемпионату Союза. Я уже не игрок, и воспринимаю все исключительно как тренер. Реально смотрю на эти вещи. Если говорить об СНГ, то выделяются два чемпионата: России и Украины или Украины и России. Осознанно не ставлю какую-то из стран на первое место. Внимание болельщиков, мультимедиа, финансы — там это развито. Что хорошо. И когда команды из этих стран начнут играть между собой, зрительский интерес будет еще большим, чем сейчас. Это понятно.

Следом можно добавить остальные страны. И это тоже вариант. Но ведь когда-то россияне пытались проводить Кубок Содружества. Сначала были эмоции, все приезжали с огромнейшим удовольствием. А потом все зачахло, турнир просто загнулся. Потому как перестал вписываться в планы предсезонной подготовки. Получается, что команде нужно ехать в Россию и играть на искусственных полях в неслабом ритме. Мне доводилось участвовать в Кубке Содружества. С «Шерифом» мы выиграли турнир. Но такой была задача нашего амбициозного руководства.

— Которое не вникало в специфику полготовки?

— Если же говорить о подготовке, то загруженный январь перечеркивает все планы. Подвести команду к сезону в нужных кондициях при таком раскладе очень-очень трудно. Вспомни, был ведь еще и Кубок Первого канала. Изначально очень интересный турнир. Но случился кризис. Сам по себе мини-турнир хорош. И для телевидения, и для популяризации вида, и для той же ностальгии. Но большое соревнование … Не знаю. Пока я не вижу, как можно организовать чемпионат СНГ. А как же зона еврокубков? Это же реклама, мультимедиа, деньги, совершенно другое отношение к команде.

— Но в первую очередь деньги.

— Согласен. И вот спрашивается: кто будет выходить в Лигу чемпионов и Лигу Европы?

— Если честно, у вас есть ностальгия по СССР?

— Есть ностальгия по масштабам, по ощущению мощи, которой обладала страна, занимавшая одну шестую часть суши. Чувство величия, глобальности — этому нас учили в школе и институте. К тому же была стабильность. Мои родители ощущали надежность будущего. Я вот сейчас вспоминаю… Папа с мамой на год вперед могли спланировать себе что угодно: когда они сделают такую-то покупку, когда и куда поедут. А потом все исчезло, и поколение, чье созревание совпало с периодом развала Советского Союза, пережило очень тяжелое время. Ушли многие ценности. Субординации стало меньше, отношение ко взрослым и пожилым людям изменилось. Сейчас все это вроде пытаются восстановить и наладить. Но развалить всегда намного легче, чем создавать и прививать.

— Так все-таки вы скучаете по Советскому Союзу?

— Я бы не стал использовать глагол «скучать». Есть определенная ностальгия. Мы жили большой семьей. Лично я сам себя считаю ребенком Советского Союза. Родился в России, футбольную карьеру провел в основном в Беларуси, работал в Приднестровье и Украине. И когда мы (представители старших поколений) встречаемся, то не чувствуем разницы между собой. Вот такое общение вызывает у меня ностальгию. А скуки у меня нет. Совершенно точно. Жизнь продолжается. Все развивается. Да, некоторые советские вещи хотелось бы сохранить. Но следует воспринимать все адекватно: нужно развивать будущее, оглядываясь на прошлое. А возвращаться к прошлому не стоит.

P.S. Goals.by выражает благодарность компании «Интерспорт» за помощь в организации командировки в Белек.

Следите за новостями так, как вам удобно:

Подпишитесь на новостную ленту Telegraf.by в удобном для вас сервисе и ничего не пропускайте!

Дзен Новости Google Новости Telegram Facebook VK.com OK.ru Пульс