Остапчук про Олимпиаду: колючая проволока, охрана, вертолеты

10.08.2012 17:24
Спорт

Видимо, судьба такая у нашей олимпийской чемпионки — попадать в пробки. Из аэропорта в олимпийскую деревню она добиралась три часа. Из Вены домой тоже летела на парочку часов дольше положенного. Это не помешало журналистам дождаться спортсменку в аэропорту «Минск-2». Надежда Остапчук рассказала о том, как может сходить с Валери Адамс в бар, а тренер чемпионки заявил, что не собирается тренировать китайцев, и не исключил, что может уйти с подопечной на пенсию...

Поздним четверговым вечером предстояло встретить второе олимпийское «золото», которое должна была привезти великолепная Надежда Остапчук.

Выйти к встречающим толкательница ядра должна была через то же VIP-отделение, откуда выходил днем ранее другой наш олимпионик — Сергей Мартынов. И самолет был тот же — из Вены с посадкой в 23:25. Однако возникло одно «но» — лайнер со стрелком приземлился на полчаса раньше запланированного, а с легкоатлеткой задерживался до половины первого ночи. Настроение фотографа упало ниже плинтуса — ждать нужно было почти два часа.

Встретили в холле пресс-секретаря олимпийской команды Владимира Нестеровича:

— Прилет ожидается в 1:25, — «обрадовал» Владимир Евгеньевич.

Ждать оставалось еще полтора часа. Чтобы скоротать время, решил провести соцопрос среди тех, кто был в аэропорту — а кого, собственно, встречаем? Особенно понравились ответы двух персонажей. Первый из них — блондинка лет 23. Смелая такая девушка попалась.

— Знаете, кто прилетает?

— Самолет :), — нашлась девочка.

— И олимпийская чемпионка Надежда Остапчук…

— Ааа, которая мячик кидает?

Дальше на моем пути оказались два грузина, ждавшие рейс на Батуми:

— Мы вообще за спортом не следим.

— Даже не знаете, кто из ваших соотечественников стал олимпийским чемпионом?

— Нам это не интересно! – отрезали кавказцы.

В VIP-отделение пустили только родственников, аккредитованную прессу и оркестр. По его музыке, собственно, и узнали, что Надежда уже ступила на белорусскую землю. Звуки духовых смолкли, люди в форме покинули здание аэропорта.

Значит, вскоре будет явление Надежды народу, сгрудившемуся в плотное кольцо.

Тут как тут (непонятно откуда) появились ребята в красных куртках с известной аббревиатурой на груди. Вот уж незаменимые люди. Кто еще будет ночью встречать наших героев?

В руки одному из парней сунули огромный торт с шоколадным ядром посредине.

И вот появилась она — олимпийская чемпионка! Аплодисменты! Овации! Радостные восклицания! УРА!

Надя через силу выдавила улыбку, помахала ручкой собравшимся и направилась куда-то в сторону.

Оказалось, там ее ждали многочисленные друзья. У них тоже не оказалось аккредитации в VIP-зал.

После братания с близкими состоялось вручение того самого торта «Ядрышко». Фотосессия с мучным продуктом заняла около минуты, но Надежда выдержала. После чего какой-то остряк выкрикнул: «А теперь толкай :)!»

Торт был передан в мужские руки, и чемпионка уверенной походкой направилась к выходу.

— Надя! Надя! Один вопрос, пожалуйста! — взмолились журналисты.

Надя расщедрилась на большее.

— Чего желает Олимпийская чемпионка сейчас?

— Ох! — тяжело вздохнула Надежда. – В первую очередь, попасть домой, отоспаться-отлежаться. И уже потом, когда проснусь, смогу рассказать что да как. Конечно, еще нужно пообщаться с друзьями, с ними все это отметить. Тогда у меня эмоции будут самые-самые лучшие.

— Легкоатлетический сезон еще не закончен. Какие планы?

— У меня еще четыре старта в «Бриллиантовой лиге». Возможно, в календаре появятся еще какие-то соревнования. Но до середины сентября я точно выступаю.

— А потом отдыхать! Что-то уже придумали?

— Не знаю. Тренерам еще предстоит поработать с расписанием восстановительных сборов. Таким образом, еще ничего не планировала.

— Какое золото на вкус?

— Железное, — улыбнулась атлетка.

— Что тяжелее: толкать ядро на 21 метр или стоять со слезами на пьедестале и принимать медаль?

— Тяжелее всего было работать — тренироваться и терпеть.

— Уже поняли, что это за звание — олимпийская чемпионка?

— Я себя в роли чемпионки пока абсолютно не ощущаю. Меня все поздравляют, встречают, просят автограф. Но я все равно этого не осознаю.

— И как долго ажиотаж будет продолжаться?

— Недельки две минимум. Нужно войти в тренировочный режим.

— Не надоели тренировки?

— Нет, пока надо — буду работать, работать и работать. Нужно потерпеть.

— Что самое сложное на Олимпиаде?

— Ожидание. Ждешь соревнования, потом финал, потом награждение…

— Как отметили медаль в олимпийской деревне?

— Никак, допинг-контроль поздно закончился. И я уставшая быстро пошла в кровать.

— Соперница сразу вырисовалась…

— Конечно, мы с Адамс уже с 2005 года соревнуемся.

— Ваше состязание с новозеландкой было принципиальней, чем в Пекине четыре года назад?

— Поменялись местами просто — теперь я ее напрягала.

— Когда вы толкнули на 21,36 метра, поняли, что выиграли?

— Конечно, ведь знала, что «личник» Адамс 21,24 м.

— А если бы она добавила?

— Я тоже добавила бы :).

— Возможно ли такое, что после окончания карьеры вы и ваша извечная соперница станете подругами?

— А мы не враги — прекрасно общаемся на соревнованиях. Вне сектора мы обычные люди. Можем встретиться где-нибудь, в баре посидеть.

— Лондон успели увидеть?

— Разве что в окно автобуса, когда ехала из аэропорта в олимпийскую деревню. Три часа добирались, так что все рассмотрела замечательно. И нервов положила прилично.

— Что впечатлило в английской столице?

— Абсолютно ничего. Одни пробки в памяти остались.

— Что будете помнить о лондонской Олимпиаде кроме медали?

— Все спортсмены это замечают — мы жили в вольном поселении. Колючая проволока, охрана, вертолеты над головой летают. Такое чувство, что на зоне сидим — тяжеловато. Может, это и правильно, но всех этих проверок было многовато. От автобуса до дома могли два раза «прошмонать».

— Вы считаете такие меры безопасности излишними?

— Организаторам виднее. Это же другая страна.

— Когда закрываете глаза, что вспоминаете?

— Ничего… Если сейчас закрою, то и усну прямо здесь.

— Супруга Мартынова сказала, что ее муж после победы чувствовал некое опустошение…

— Я до сих пор выжата, как лимон. Праздника в душе пока нет.

Отстрелявшись, Надежа по многочисленным просьбам достала из футляра то самое «золото».

Не меньшего внимания заслужил личный тренер олимпийской чемпионки Александр Ефимов.

Радости и гордости позитивного коуча-триумфатора не было предела:

— На чемпионате страны она толкнула на 21,39 метра. Вот тогда я понял, что она готова к победе на Олимпиаде. А Адамс в «тепличных» соревнованиях достигала только 21,11. Было понятно, что новозеландке результаты Нади не по плечу.

— Ваша подопечная сказала, что она была готова в случае чего добавить.

— Валери могла выиграть «золото». Но при одном условии — если бы она у меня тренировалась:).

— А где проходил завершающий этап Надиной подготовки?

— В Раубичах.

— Насколько хороши там условия?

— Для Беларуси — хороши. Нам были созданы самые наилучшие условия — спасибо Раубичам за это! Там было спокойно.

— Сейчас новозеландцы сюда будут приезжать готовиться…

— Не будут.

Почему?

— Мы их сюда не приглашали.

— А если они попросятся?

— Попросят — пустим.

— А китайцев пустим?

— Китай останется в Китае, а Беларусь будет в Беларуси.

— Они ведь быстро расселяются по свету.

— У них денег не хватит меня купить.

— Так значит есть какая-то сумма?

— Нет. Я их тренировать не буду. Я — патриот. И уже поздно мне менять, так сказать, ориентацию и устои, формировавшиеся 60 лет.

— Что скажете по поводу дальнейшей карьеры Остапчук? Ходят разные разговоры…

— Ближайшие планы укладываются в 360 дней. Главное соревнование — чемпионат мира в Москве. Пройдет первенство — будем смотреть дальше и решать, что делать. Будут силы, желание, возможности — будем тренироваться. Нет — уйдем с Надей вместе на пенсию :).