Давно не слышали о Вас. Иван Жекю

10.07.2013 09:52
Спорт

Как это нередко бывает с урожденными украинцами, Иван Жекю — крутой собеседник. Развал «Клеческа», переезд из Одессы в Минск, Кондратьев против Малофеева, изгнание из «Динамо» и доклад Вергеенко, мамины пирожки и Марокко, ушлые официанты и французский язык, серия пенальти со «Спортингом» и боль за бывший клуб, «вообще никакой белорусский футбол» и многое другое — об этом прославленный вратарь поведал Андрею Масловскому.

Инвалид, «11 плюс», президент

— Вы ведете активную спортивную жизнь?

— А мне по-другому нельзя. У меня нет трех менисков и стоят лавсановые связки. Если не буду бегать, завтра не встану. Мне нельзя иметь лишний вес. Если он есть, я хожу, как инвалид. Поэтому всегда в форме.

— Играете в футбол?

— Конечно.

— И, как всякий вратарь, в поле?

— А как же! Сколько ж можно быть привязанным сзади. Играю в команде «11 плюс». Это сборная Парламента. Тренируемся два раза в неделю и участвуем в различных турнирах.

— Кто кроме вас еще в команде?

— Через клуб прошли многие футболисты: Валера Величко, Саша Алексейчиков, Витя Сокол. Сейчас идет новое поколение. Членов клуба уже более 50. Любой парламентарий может играть. Условие одно — надо любить футбол.

— Как вам играется бок о бок с министрами?

— На поле, как и в бане, — все одинаковые. Чин чином, но во время игры могут и послать, и принять на бедро, и рассказать, куда бежать. Это футбол.

— И вам рассказывали?

— Бывало. Кто-то из великих сказал: «В шахматы играют все, но никто не понимает. В футбол не играет никто, но понимают все».

— Президент тоже играет?

— Раньше играл, сейчас предпочитает больше лыжи и хоккей. Он отличался тем, что не любил, когда ему поддаются. Боец. Мужик с характером.

10 процентов, больно, родной

— С динамовскими ветеранами тоже играете?

— А они собираются? Глядя на наш футбол, кажется, что ему никто не нужен — ни ветераны, ни юноши. Сплошь местечковые интересы. Один товарищ по «Динамо» сказал интересную фразу: «Смотришь — и рыдать хочется».

Вот сейчас много претензий к Жоре Кондратьеву. А из чего ему выбирать? Игроков нет. Можешь это жирным выделить. Уровень футбола в стране определяют не первые три команды, а последние три! Чем они будут сильнее, тем сильнее будут первые. Неужели трудно это понять? То, что БАТЭ законодатель мод, это не его сила, а слабость остальных! Никто не может донести это до людей. Ты посмотри, во что мы превращаемся. Одни и те же люди бегают по лигам и клубам. Специалисты в командах не нужны. Нужны те, кто задницу лижут. Где Серега Боровский?

— В Казахстане.

— Правильно. После того, как он в «Витебске» открыто сказал, чего им не хватает. Если команда на переходные игры едет на неизвестно каком автобусе и в день игры, о чем можно говорить? Куда смотрит федерация футбола? Пора делать так, чтобы федерация занималась сборными, а клубам создать свою профессиональную лигу. Как во всем мире. Украина уже на 100 шагов оторвалась от нас. Россия километра на три. А мы где? Ужас!

— Федерация смотрит на увеличение посещаемости.

— Какой посещаемости? На сколько? На 200 человек? Это смешно! Возьмите 10 процентов от вместимости стадиона. Тогда будет толк. В Клецке на выезды ездило по 200 человек. Кому этот футбол нужен? Сидит глава района передо мной и рассказывает, что ему команда нужна. Три часа рассказывает о жизни региона. И что в итоге? Человек ни разу не пришел на стадион! Футбол — это социальное явление. А у нас просто маразм. Никто не смотрит на молодежь. «Клеческ» для игр на лицензировании брал детей у «Орбиты».

— Это распространенная практика.

— И это хорошо разве? Вы хотите быть профессиональным клубом? Возьмите его со школой. Пускай дети будут к вам привязаны. Но для этого нужны люди, которые играли в футбол и понимают его. У нас же сидят люди на стульчиках и боятся приподнять пятую точку. Никого ничего не волнует. Знаешь, как мне за минское «Динамо» больно…

— Почему?

— Меня в Одессе подкалывают: «Ну что там с твоим «Динамо?» Наш чемпионат… Я не могу сказать, что он слабый. Он вообще никакой. И «Динамо» не может стать в нем чемпионом. Да не верю! Этого не может быть! А выходит — может. И надо мной издеваются на родине. А это то «Динамо», которое при мне не оставляло «Черноморцу» шансов!

— Расскажите о расставании с «Клеческом».

— Когда клуба не стало, было очень интересно. Меня вызвали в РУВД и за каждую копейку спрашивали. Проверили, наказали. Это у нас делают быстро.

Идея с «Клеческом» — проект Саши Задалина. Когда только все начиналось, спрашивал у него, зачем надо. А он вкладывал свои деньги. Если бы законодательно была закреплена помощь предпринимателям, люди шли бы в футбол.

Вот еще тема. Задайся вопросом. Хоть раз в газете видел новость: «БАТЭ продал «Гомелю» такого-то футболиста за столько-то, и игрок будет получать столько-то»?

— Нет. Это ж тайна.

— А почему в других странах не тайна? Потому что там платятся налоги вовремя.

— Виктор Гончаренко, например, считает, что наши люди не совсем готовы к открытости.

— А где ты живешь, родной! Футбол — не тайное общество! Или клуб не должен рассказывать, сколько он заработал? Тогда извините меня. Зачем же нас таскают по РУВД и спрашивают о суточных. Я такого не понимаю.

— Причина развала «Клеческа» — финансы?

— Исключительно. Эта команда никому не была нужна. Обещали помочь в федерации. После чего мы написали письмо, чтобы клуб перевели во вторую лигу. А позже мне говорят: «За вас бороться не будем». И мы закончили эпопею…

Счастье, паспорт, лучший

— Перед тем как окунуться в белорусские реалии, вы трудились на родине. Что делали?

— Работал директором спортшколы в Беляевке (Одесская область — Goals.by). 1200 детей. 29 филиалов.

— Было интересно?

— Да. Когда пригласили, сказал, что пойду с одним условием — там, там, там и там надо то, то, то и то. Все сделали. Я подтянул спонсоров. До моего прихода в школе было два душа: один для мальчиков, второй для девушек. Сделали ремонт. Восемь душей: по четыре для каждого пола. Фены везде. Все солидно. Двери в школе не закрывались.

— Поднимали спорт в районе.

— В городишке на 24 тысячи жителей человека сложно привлечь в зал. Огороды, виноград, картошка. Но заинтересовывал. Помню, устраивал турниры по боксу среди семилетних пацанят. В школе за одной партой, а у меня в амуниции лупасят друг друга. Глаза горят, щеки красные. Потом каждый получал приз. Это счастье для ребенка!

— Вас почитают в родном городе?

— Во всяком случае, здороваются за руку, когда видят. Не обременяет. Это моя родина.

— А здесь?

— Гаишники помнят. Иногда после того, как остановили, час мог разговаривать. Но в наших людях есть что-то наболевшее. А надо на жизнь смотреть, смеясь и улыбаясь! Вот у меня паспорт до 2057 года, и я должен прожить обязательно до этого времени. Меня же потом в налоговую вызовут, что бумагу перевел :).

— Гаишники прощают?

— А я стараюсь не нарушать. Люблю ездить медленно. На хорошей машине. Тогда можно заметить красивых девушек, красивые деревья, фасады зданий. У нас шикарный город!

Приехал с Украины… Я бы всех тамошних градостроителей повесил за местные дороги. Представляю, чтобы с ними сделал Александр Григорьевич (Лукашенко — Goals.by). В Одессе просят одолжить его на недельку :). Когда порядок, это всегда воспринимается здорово. Но когда наоборот, как в нашем футболе, — это не то.

В России уже во всех федерациях работают профессионалы. Это великое дело. И с чего они начали — обновлять клубные базы. Да, там денег много. Но у нас можно меньше тратить. Да и пусть государство даст кредиты. Чтобы мы уже завтра начали это делать, так как это надо было делать вчера. У нас футболом на всех уровнях занимается миллиона три. И если у нас хотя бы каждый второй профессиональный футболист будет собой что-то представлять, уже будет успех. В московское «Динамо» уехали Нехайчик и Шитов. Играли они? Нет. Потому что их уровень не соответствовал уровню игроков «Динамо». А в БАТЭ они были лидерами. Это о многом говорит.

Саша Глеб в нашей стране может играть еще 50 лет и будет лучшим. Кстати, выбирали Гутора лучшим футболистом, а на следующий год он не попадает в состав. Либо вы как специалисты не пригодны, либо Гутор не пригоден. Не может футболист сегодня быть лучшим, а завтра никаким! Меня учил Анатолий Зубрицкий: «Хороший футболист — это тот, который после поражения 0:6 опять в составе». А наши в месяц выдают одну-две игры — и все. Да и где игроку воспитываться, если в чемпионате одна серьезная игра — БАТЭ — «Динамо»?

Смотрел однажды по телевизору какую-то игру чемпионата… Комментатор спит, команды спят, зрители на стадионе спят. А когда футбол закончился, он выдал: «Ну, вот и закончился этот интересный матч».

— Стало быть, на футбол не ходите?

— И по телевизору редко смотрю. После туров просматриваю результаты и все.

«Весна», комсорг, личность

— Когда вы решили осесть в Минске?

— Всегда ассоциировал Минск с зубром в Беловежской пуще. Он стоит там чистый, ухоженный, сытый. Кто его тронет? Вот и Минск такой.

Приехал сюда в 83-м году. Пришел в кафе «Весна». Заказал рыбу, еще что-то и шампанское. Посидел, покушал, выпил. Решил пройтись по городу. Официантка насчитала мне рублей семь. Положил 10 и пошел. И когда она меня догнала у выхода и отдала сдачу, понял, что останусь :)!

— Тем более команда подобралась хорошая.

— В воротах можно было стоять с раскладушкой. Вовремя выручай и все. Если сзади будет порядок, всегда забьем.

— Почему тогда уехали обратно в «Черноморец»?

— Я не сам, меня уехали.

— Расскажите.

— Были на сборах в Сухуми. Командой отмечали чей-то день рождения. Принесли домашнего вина. Выпили по чуть-чуть. И Иван Иваныч Савостиков — тогдашний главный тренер — заметил это и утром мне говорит: «Собирай вещи, ты молодежь спаиваешь». Нашли крайнего. Собрался и уехал. А из Минска просто так никто ж не уходил — все плохие сразу. Гарай и Вергеенко поехали в Москву облить меня грязью. Только начали, а Никита Палыч Симонян говорит: «Минуточку… Он у вас основной игрок, комсорг команды. Вчера хвалили, а тут стал плохим». И те закрыли рты.

— Вот как.

— Юрий Заболотный — мой крестный папа (он меня и в Африку отправил) — предложил поиграть в «Черноморце». Согласился даже на первую лигу. Родная ж команда. Проходит год, в «Динамо» такая же история с Жорой Кондратьевым. Малофеев его хочет сплавить. В общем, оказался он у нас.

Как он рвал в игре против «Динамо»! Когда забивал, Эдику (Малофеев — Goals.by) неприличный жест показывал. Характер, личность! А сейчас деньги… Футболисты со своей малостью ума не могут понять, что их век короток. Платят «десятку» долларов и все, ничего не надо. Я одного такого через день вижу в «Джомолунгме» с кальяном. Штаны, майка, девчонка и машина.

Мсье, чемпион мира, шапка

— А я читал, что не Заболотный вас в Марокко отправил, а вы не вернулись со сборов.

— «Черноморец» проводил турне по Африке. После каждой игры пробивали пенальти. И я в семи матчах наловил их прилично. Африканцы запали. Но я ж не знал, что там за футбол! «Дифаа» чуть ли не супер клуб, говорят. Приехал, а он 14-й из 16-ти :).

В дорогу жена и мама надавали ссобойку. Думал зря. А пригодилось. Прилетел в Касабланку. Жду. Час прошел, нет никого. Два — тоже тишина. Никогда до этого не курил. А тут занервничал, закурил. Думаю, докурю сигарету, и если никто не придет, полечу обратно. Самолет через пару часов, билет есть. Только бычок затушил, слышу: «Мсье Иван…».

— Успели.

— Да, привезли в гостинцу, завели в номер и ушли. Утром встаю — никто не трогает. Вышел на пробежку. Возвращаюсь в номер мимо ресторана. А там запах кофе сумасшедший. А у меня денег нет! И так три дня. Сперва мамины пирожки кушал целыми, а потом по половинке.

На четвертый день зашел тренер: «Пойдем в ресторан, покушаем». Иду и думаю: «Чем платить буду? Приехал, профессионал…». Заказал стейк. Пока ел, тренер ушел. И тут накатила вторая волна паники: «Чем рассчитываться?» Вижу, официант идет. Подсовывает бумажку и ручку. Подумал, что автограф хочет. Расписался. А он: «Мерси, месье». Я в шоке. Пришел в номер и первая мысль: «Что-то я мало перекусил». Зато вечером оторвался :).

— Все оплачено было?

— Да. И не трогали меня три дня, так как решили дать отдохнуть. Кстати, официанты меня и моих детей учили арабскому и французскому языкам. Они мне не давали кушать, пока не попрошу подать чашку на их языке. Еще должен был называть приборы на столе. И таким макаром учил.

На седьмой месяц я уже свободно говорил. До этого понимал, но не мог изъясняться. Одна знакомая сказала, что как только начнутся сны, в которых ты разговариваешь на французском, — заговоришь. И действительно. Буквально на следующее утро после сна стал говорить.

Зато сейчас кайф. Приезжаешь в франкоговорящую страну. Первые 15 минут вспоминаешь, а потом… ты чемпион мира! В ресторане как Бог себя чувствуешь! В магазинах свой :).

Но официанты серьезную плату брали за уроки.

— Какую?

— Проходит месяц вызывает президент клуба и спрашивает: «Мсье Иван, вы что, пьете?» Да, в общем-то, нет, отвечаю. Я и курить-то начал, потому что делать было нечего. Представь, одна тренировка в день: с восьми до полдесятого утра. Одна игра в неделю. Он продолжает: «А смотрите ваши счета!» А там за месяц на трешку зелени напито: виски, текила… Я в шоке. Даю слово, не пью. Оказывается, эти красавцы-официанты оставляли место и после того, как я закрывал счет, дописывали спиртное :).

Но спасибо им за язык. А потом появился болгарин и научил меня самогонку варить. Они ж такие… виноделы. Рассказал процесс. Пошли в автомастерскую, там нам нарисовали схему. Говорит: «Заплатишь?» — «Да». Взяли ящик апельсинов и :)…

— В Африке умели играть в футбол вообще?

— Такой преданности игре, как там, у нас еще долго не будет. Скажешь им, кувыркайся — будут делать. Скажешь в огонь — в огонь. Но тактика — ужас. Центральный защитник выбил вперед — и все туда побежали. Был один Рашид. Всегда выбивал со свободного. Говорю ему: «Рашид, иди, я выбью сам» — «Не мешайте, мсье Иван, это моя работа» :).

— Чем занимались там ваши дети?

— Ходили в школу. Смотрели достопримечательности. Дочка по сей день вспоминает. Она как-то была в Париже. Арабы продавали сувениры. Алина стала с ними разговаривать. Спросили, откуда знает язык. Рассказала, что отец был футболистом и играл за «Дифаа». Схватили за руку, и давай по всему рынку водить: «Это дочка Ивана Грозного (у меня такая кликуха была)»! Потом всему автобусу подарков надарили. Дочке было очень приятно.

В Марокко есть две вещи: Король и футбол. Единственная газета состоит из 24 страниц. На первых десяти — о Короле пишут. Следующие восемь про футбол. На остальных немного об экономике, туризме и прочем. Все!

— Насколько знаю, вас не хотели впускать в Беларусь, когда возвращались.

— О, это целая эпопея. Я туда уехал с собаками. Одну подарил марокканскому губернатору. Вместе с норковой шапкой. Он потом поехал в Брюссель на официальную встречу. Холодно. И из всей арабской делегации он один стоял в шапке. Приятно было.

Назад прилетели: собака, 42 коробки вещей. Ну, я ж домой ехал. Сижу час, два, три — никто не подходит. Ничего не могу понять. Потом знакомый таможенник увидел меня. Не пускают, говорю. Уезжал то из СССР, а вернулся в Беларусь. Семь лет прошло. Спасибо, разрулили.

— Что вы ощутили, когда узнали, что страны больше нет?

— Я был в шоке. Я и сейчас в шоке от того, что граница есть. И это не вина украинцев, белорусов или россиян. Это вина определенного количества людей.

День милиции, Боруня, сны

— Вас чаще всего вспоминают в связи с памятной серией пенальти со «Спортингом». Не обидно, что только это осталось в памяти людей?

— Люди любят остренькое. Никто не вспоминает, что при моем участии были 18 туров без поражений. Никто не помнит другие интересные игры. Могу привести в пример победу в Москве над «Динамо» (1:0). Малофеев ходил вечером и кричал: «Сдайте нам игру!» А после матча зашел в раздевалку и пожал всем руки.

Или когда на День милиции играли с «Торпедо» Кутаиси дома. Девять минут до конца, 0:1 горим. День милиции! Представляешь, что это такое? Все руководство МВД на трибуне! В итоге 2:1 победили. Премию дали по 30 рублей. Пудик посмеялся, порвал и выкинул :).

Но обыграть «Спортинг» по пенальти — это что-то! 7 ноября выиграли все наши команды в Европе. Но наша победа была над самым сильным соперником. Кстати, в первом матче, проигранном 0:2, счет открыл Боровский, забив в свои. А португальцы три тысячи долларов обещали тому, кто первый за «Спортинг» отличится. Сидит Боруня после матча, грустит. Что ты сидишь, говорим, иди деньги получай!

— Вам часто снилась эта серия пенальти?

— Пару раз всего. Но я до сих пор во сне играю в футбол. Часто снится матч «Динамо» Киев — «Динамо» Минск. 89-я минута, Сокол проходит по флангу, навес — Жорик (Кондратьев — Goals.by) забивает. А как они нас в первом тайме возили. И мы стоим после матча, а 100-тысячник молчит. Просто молчит. Вот это и снится.

— Вы в снах молодой?

— Нет, в нынешнем возрасте. И, кстати, здорово играю. Читаю мысли, на опережении работаю. Мне нравится, как действую :).