06.02.2013 09:54
Спорт

В четверг стартует чемпионат мира по биатлону. Накануне этого события мы поговорили с Владимиром Драчевым, завершавшим карьеру в Беларуси, и узнал, почему он удивился решению Рафаэля Пуаре перебраться в Раубичи, как оценивает перспективы нашей мужской команды, о работе под крылом у КГБ и о возможных путях выхода из биатлонного кризиса.

«Очень удивился, когда узнал, что Пуаре засобирался в Беларусь»

— Продолжаете ли вы следить за белорусскими биатлонистами по старой памяти?

— Да, конечно. Постоянно узнаю, как идет работа, как обстановка в коллективе.

— Вы знакомы с Пуаре? Может, поддерживаете отношения?

— Вот когда я был в Хохфильцене, пообщались немного. Больше особых связей не поддерживаем. Так, периодически разговариваем на различных этапах Кубка мира.

— Вы немало гонялись плечом к плечу с французом. Какие впечатления у вас остались от Пуаре-спортсмена?

— Выдающийся биатлонист. Какие тут еще могут быть вопросы? Он постоянно был в хорошей форме. И функционально был готов каждый раз, и стрелял потрясающе. Такой надежный биатлонист. Побеждал уверенно, с запасом.

— Когда узнали, что Рафаэль засобирался в Беларусь, удивились?

— Честно говоря, очень! Как и был удивлен, что женскую команду России возглавил Пихлер. Ну, посмотрим, какой будет эффект. Пока я очень удивлен.

— Почему?

— Да просто изначально не понял, почему Рафаэль согласился прийти на эту должность. Все-таки уровень белорусского биатлона на тот момент был очень слабенький. Не могу объяснить, что француз хотел этим доказать. Поработать ради работы? Или просто хотел получить возможность подготовить спортсменов? Трудно сказать.

Пуаре утверждал, что желает двигаться планомерно. Он хочет пройти с командой все ступени становления.

— Может быть, у него что-то и получится. Возможно, он преодолеет несколько этих ступеней. Но пришел он точно на начальную. Ведь когда мы с ним разговаривали, Пуаре мне сам признался, что, не занимаясь профессиональным спортом больше пяти лет, первое время функционально был намного сильнее, чем вся мужская сборная. Понятно, какой был уровень у белорусов.

Если рассуждать об этом, можно вспомнить, как в 40 лет вы говорили, что могли обогнать любого молодого белорусского биатлониста. Пуаре сейчас 38, и он твердит то же самое. Кажется, у нас в биатлоне ничего особо не меняется.

— Да, думаю, ничего не поменялось. При этом отмечу, что молодая кровь должна всегда присутствовать и стремиться к развитию, но… Очевидно, что белорусам проще всего привлекать в национальную команду российских спортсменов. Раньше просто брали перспективных парней в более молодом возрасте и вели их. Сейчас же нужно найти какой-то компромисс и набирать готовых спортсменов хотя бы в юниорском возрасте.

— Полагаете, что своими воспитанниками сборная Беларуси ничего не добьется?

— Это очень сложно. Можно найти одного-двух достойных биатлонистов. А сколотить конкурентоспособную сборную практически невозможно.

«Если надеяться только на Раубичи — толку не будет»

— Как бы вы охарактеризовали выступление белорусских мужчин в этом сезоне?

— Никак. Что тут можно характеризовать? Не бегут!

— И никто даже не впечатляет?

— Пока нет. Сколько я смотрел мужских гонок, шансов вообще ни у кого не было. Максимум — попадание в тридцатку. И то такое выступление можно считать выдающимся для белорусов. Кого это может устраивать? Это не результат.

— Почему вы столь пессимистичны? В последней эстафете первые три этапа держались в пятерке, только в конце Лядов немного подвел.

— Здесь не стоит делать какие-то выводы. Это всего лишь одна гонка, да и то эстафета. Хотя если белорусы готовы быть счастливы шестому месту в эстафете, то, возможно, этот результат и придет. Ну а если сборная хочет быть на пьедестале, бороться за медали, то нынешние показатели плачевны. Я не вижу особого прогресса. Да, шли рядом с лидерами в эстафете за счет качественной стрельбы, могли задержаться в шестерке, но общий уровень команды слабый.

— Российские биатлонисты в этом сезоне «поперли». Что бы вы посоветовали перенять у россиян белорусам?

— Нужно понимать, что в России огромный селекционный отбор. В мужском чемпионате страны участвуют 100 достойных биатлонистов, в то время как в Беларуси — порядка 15. Вот вам и ответ. По всей России уже построены подготовительные центры. Сейчас эта работа дает плоды. А если в Беларуси будут продолжать надеяться только на Раубичи — толку не будет. Проще приглашать россиян.

— Белорусы мечтают, чтобы в Раубичах прошел хотя бы этап Кубка мира. На ваш взгляд, это реально? И вообще, как вам жилось в Раубичах? Возможно, сейчас ностальгируете?

— Это очень хороший центр. Конечно, хотелось бы, чтобы там чаще проходили международные соревнования. Думаю, провести чемпионат Европы вполне реально. Этап Кубка мира — очень трудно.

— После какого промежутка времени можно оценивать работу Пуаре?

— Невозможно точно сказать. Можно оценивать через год, можно и через пять лет. Если есть достойные спортсмены, то можно в скором времени все понять. А если таких спортсменов нет, как можно оценить работу тренера? Вообще-то, все оценивается по медалям, но здесь у белорусов не видно просвета.

В командных видах спорта в случае неудач виноват всегда тренер. В биатлоне, получается, это правило не работает?

—  Конечно! В игровых видах команда стоит 90 процентов времени. В футболе вон дурака валяют, не бегают. И наставник должен их воодушевить, завести. В биатлоне же нужно постоянно работать самому спортсмену, и тренер тут никак не поможет, если биатлонист толком не бежит.

— Какие изменения с приходом Пуаре заметны в белорусской сборной?

— Никакие. Как бегали плохо, так и продолжают это делать.

— Почему, на ваш взгляд, случился провал в белорусском мужском биатлоне после того, как ушли вы и другие ветераны?

— Да потому что с молодежью никто не работал. Вот и получился такой результат. Все надеялись на успехи основной команды. А нужно было работать, прежде всего, на местах. На самом деле, еще пять лет назад говорил, что необходимо пополнение молодыми спортсменами из России. Не обязательно лидерами. Но нужно было взять сильных ребят человек пять, которые готовы были бы работать, и готовить их. Понятно, что многое теперь зависит от финансов. Нужно было этих ребят призывать раньше и готовить еще в молодежной команде. Сейчас уже что есть, то есть. Своей молодежи нет, российскую не привлекли. Мне кажется, на Олимпиаде в Сочи ваша мужская команда конкуренции никому не составит. Мужчинам остается надеяться на чудо, которое сотворил Сергей Новиков в Ванкувере.

— Не слишком ли рано в Беларуси затеяли омоложение? Вы и Рыженков сезон-два точно могли еще проездить.

— Наверное, могли. Но, в общем и целом, на результат это не повлияло бы. Конечно, держались бы на плаву, но только и всего. Нужно было работать на перспективу, даже не на Ванкувер, а на Сочи. Нам так и сказали. И это правильно.

«Можно попробовать стать комментатором»

Рустам Валиуллин думает о возобновлении карьеры. Как вам такая затея? Из этого может что-то получиться?

— Если он нормально будет к себе относиться, то почему бы и нет? Рустам всегда выступал не хуже нынешних ребят. Это точно. Будет интересно посмотреть, как он сейчас себя проявит. Правда, в стрельбе Валиуллин всегда был своеобразным спортсменом. Мог отстрелять все на ноль, а потом спокойно уйти на четыре штрафных круга.

— Известно, что в Беларуси биатлонистов курирует КГБ. Как вам работалось под крылом у такой серьезной организации?

— Прекрасно. Считаю, это самая грамотная постановка вопроса для Беларуси. Вообще, для всего спорта работа под кураторством такого серьезного ведомства — очень правильный подход. У нас и зарплаты были на высоком уровне, обеспечение спортсменов было достойным. Ну и спокойствие в дальнейшей жизни. Всегда можно быть уверенным, что найдется хорошая работа после спорта. Плюс, очевидно, чем серьезнее курирующая организация, тем лучше выступают спортсмены. Чем лично КГБ помогло мне? Да всем.

— Очевидно, что последние результаты Домрачевой — это не предел. Что у нее идет не так в этом сезоне?

— Все нормально. У Даши есть хорошие перспективы. Убежден, что она будет продолжать бороться за выигрыш в общем зачете Кубка мира. Для победы на ближайшем чемпионате мира у нее тоже все есть. Здоровье в порядке, стрельба налаживается. Еще если бы ей удалось сработать на команду, было бы очень здорово. В смешанной эстафете вряд ли что-то получится, а вот в женской все возможно. Хотя здесь главное, чтобы Дарья свой четвертый этап не начинала далеко от лидеров, тогда медаль вполне реальна.

— Вы сами сейчас становитесь на лыжи, может, с винтовкой катаетесь?

— К сожалению, с винтовкой уже не катаюсь. Так, практикую марафоны. Вот недавно пробежал 50 километров коньковым ходом. Еще раньше 70 километров прошел. Без проблем. Потихоньку гуляю. Спорт не забываю.

— Вы ведете хороший блог на sports.ru. Готовы уйти с головой в журналистику или в комментаторы?

— Вы знаете, можно попробовать стать комментатором. Тем более на телеканале «Евроспорт» я уже работал на трех чемпионатах мира. Но на данный момент таких предложений не было. Да и своей работы на посту президента федерации Калининградской области по биатлону хватает.

Спасибо за беседу!

— Вам тоже. Всем белорусам огромный привет. Пожелаем мужской и женской команде успехов, а то какой-то пессимистический разговор получился. Пусть все приумножат свои показатели. Хочется верить, что и на Олимпиаде белорусы завоюют медали. Я болею за всех — белорусов, украинцев и россиян! Для меня нет большой разницы.

Следите за новостями так, как вам удобно:

Подпишитесь на новостную ленту Telegraf.by в удобном для вас сервисе и ничего не пропускайте!

Дзен Новости Google Новости Telegram Facebook VK.com OK.ru Пульс