Спиридонов: оценка руководства "Металлурга" меня оскорбила

17.07.2013 14:30
Спорт Редакция

Василий Спиридонов через суд расторг контракт с «Металлургом»

Василий Спиридонов расстался с «Металлургом» и покинул Беларусь. В прощальном интервью Goals.by лучший тренер нашей страны сезона-2011/12, а также, по одной из версий, сезона-2012/13 объяснил, почему уходит, удивился задачам, озвученным руководством «волков», а также в очередной раз выразил непонимание, куда движется белорусский хоккей.

— Я уже уволился из «Металлурга». Во вторник уехал из Беларуси. Почему? Когда прошло заседание наблюдательного совета по окончании прошлого сезона, стало понятно, что мы начинаем двигаться в разных направлениях. Произошла негативная оценка выступления команды. Я понял: что-то происходит. А когда начались конкретные задержки по зарплатам, и 19 человек из состава ушли — это уже было ни в какие рамки. Я дорабатывал в «Металлурге» только потому, что шел суд с клубом. Его переносили три раза. А так бы я и раньше ушел.

— Задержки начались после нового года. Это мешало работе?

— Нет. Мы работали с верой друг в друга. Пацаны доверяли мне, а я — руководителям. Эти руководители приходили к нам в раздевалку, говорили: «Ребята, играйте, мы все сделаем». Но получилось наоборот.

— То, что в Жлобине будет другая команда, стало ясно после заседания наблюдательного совета по итогам прошлого сезона?

— Ну, так а если денег нет, и выходов никаких не предлагалось? Хотя сейчас вот клуб взял кредит. Почему нельзя было сделать это раньше, когда еще была команда? Но по каким-то причинам кредит не взяли, и 19 лучших игроков просто ушли из команды.

— Вчера на сайте «Металлурга» появилась занятная новость. Там вам выражают доверие и ставят задачи…

Мне ничего не ставили на последнем наблюдательном совете. И я же прекрасно понимаю, что намечать такие цели не посоветовавшись нельзя. И вообще, задачи ставят перед сезоном. Но никак не за два месяца до него, когда нет ни команды, ни состава, ничего не наиграно. Но какие бы цели не были — я ушел не поэтому.

— Негативная оценка прошлого сезона вас удивила?

— Она меня оскорбила. Как тренера, прежде всего. И за пацанов обидно. Даже по законам Республики Беларусь второе место в Суперфинале Континентального кубка считается успехом. И это все в стране восприняли как положительный результат. Но в клубе посчитали по-другому. Я не понял этой оценки, был в замешательстве. Мы проделали титанический труд. Команду пришлось выводить на четыре пика формы. Это невозможно. Вероятно, потому мы так и сыграли в финале чемпионата Беларуси с «Неманом» – 0:4. Нельзя же оценивать всю работу так: «Вы ничего не сделали, все провалили».

— Именно так и звучало?

— Да. Результат оценили неудовлетворительно.

— Не знаю, как второе место при той конкуренции может быть неудовлетворительным.

— Это для всей Беларуси загадка.

— То есть, расстаетесь с руководством не в лучших отношениях?

— Нет, времени-то уже прошло много. Три месяца. Вот в начале, в апреле-мае, это было испытанием. Но на меня никто ни разу не вышел ни с каким предложением. Например, проанализировать сезон, разобрать, что и как было сделано. И я так понял: раз со мной не связываются, значит, в моих услугах больше не нуждаются. Хотя, в принципе, у меня еще год контракта оставался.

— Соглашение расторгли через суд, верно?

— Да. По соглашению сторон. Суд признал все иски. И клуб признал, что долги существуют, что деньги надо выплачивать.

— И когда обещают погасить?

— По мере поступления средств. А как быстро это будет — не могу сказать.

— Может, уже определились со своими планами?

— Был момент, когда мог устроиться в российской «вышке». Но из-за судов затянул с ответом, и они нашли другого человека. А сейчас все команды уже сформированы — что тренерские штабы, что состав игроков. Так что ждем-с.

— А в Беларусь возвращение возможно?

— Знаете, о Беларуси у меня останутся только самые лучшие воспоминания. Но могу сказать честно: сейчас я не понимаю, куда движется хоккей в стране.

— Вы о решениях, которые принимаются в верхах?

— Ну конечно! Поначалу я побился с этими реформами — урезанием количества легионеров до двух, финансовыми сокращениями, но… Все же видят: народ из Беларуси побежал. А молодежи своей раз, два — и обчелся. Я ведь давно уже говорил: если вы похороните внутренний хоккей — это труба. Ведь только внутренний хоккей питает команду «Динамо-Минск». Если обрубить у дерева корни, дерево-то засохнет.

— «Металлург» огласил высокие задачи на сезон, но, насколько известно, на контрактах в клубе всего 13 человек. Реально ли быстро собрать состав и добиваться максимальных целей?

— Вообще-то, команда строится не за год. Даже чтобы воспитать звено лидеров, три года надо. И это не мной сказано. А сделать коллектив быстро — архисложно. Мне, допустим, очень повезло на первом году работы в Жлобине, когда в составе оставалось пять человек, и я сделал команду. Это была моя тренерская удача. Потом уже стало полегче: появились исполнители хорошего уровня, сформировался костячок, ребята понимали задачи. И эти три года в «Металлурге», считаю, — одни из лучших в моей карьере.

— Знаете, кто будет вашим преемником?

— Павел Владимирович Зубов — мой помощник. Сегодня было заседание наблюдательного совета, он туда ездил. Ему сделали предложение стать главным тренером.

— А он руководил командой прежде?

— Нет.

— Трудно будет?

— Да. Но он толковый парень. Может, где-то поначалу авторитета будет не хватать, но в процессе работы притрется.

— Если Зубов позвонит, попросит совета?

— Ради бога. Мы с ним в нормальных отношениях. Да и эта команда мне родная, я к ней прикипел. И то, что сейчас сделали, в эти три недели… Даже тех игроков собрать, которых мы пригласили, стоило титанических трудов. В принципе, люди пошли под Спиридонова, потому что знали меня как тренера. И сейчас, когда прощался с командой, кроме слов благодарности и сказать было нечего. Это родные люди. Есть те, кто три года у меня в команде отыграл. А с некоторыми еще и в «Витебске» сотрудничали. Вот так сплочение и произошло.

— Так если вы уходите, могут покинуть клуб и игроки, у которых еще нет контрактов.

— Это сложный вопрос. Куда уйти в белорусском хоккее? Видите, что с «Могилевом» происходит. А все команды, которые наверху, уже укомплектовали составы.

— Удивитесь, если так же, как в Могилеве, полыхнет, например, в Бресте или Витебске?

— Так к этому шло и в Жлобине. Не знаю, в какой момент руководство опомнилось. Правда, тогда уже ушли 19 человек. Я предрекал, что «Металлург» превратится в «Могилев» или «Витебск». И кому это будет выгодно? У нас была команда — амбициозная, быстрая, горячая, злая. Против нас настраивались. Развитие хоккея как раз и заключается в конкуренции. В Жлобине на наши матчи приходили по две тысячи человек. Для маленького городка это очень серьезная цифра. А так было каждый матч. Народ ведь не обманешь. Если ты схалтуришь два матча — люди больше не пойдут. А наш дворец был всегда битком.

— Еще игроков в сборную подготовили — четверо ваших играли на последнем чемпионате мира.

— Да. Шинкевич и Казнадей уже подписали контракты с «Динамо», Дудко и Мильчаков тренируются с «зубрами». «Гомель» двоих наших забрал, «Юность» – тоже двоих. В российскую высшую лигу сколько ребят уехало. Это все — результат работы.

— Получается — не ценят…

— Наверное, люди посчитали, что это все легко и просто: разогнать команду, укомплектовать заново. И все будет хорошо. То, что народ собрался, командой назвать еще нельзя. Надо из нее сделать коллектив, воспитать личностей, на которых пойдут люди, и которые станут первыми номерами.