Гендиректор "Динамо": в гандбольной Лиге чемпионов не заработаешь

20.09.2012 16:36
Спорт Редакция

Не только футбольной Лигой чемпионов жив человек. Беларусь представлена еще и в гандбольном турнире с аналогичной вывеской. Зная, как серьезно сказалось на благосостоянии БАТЭ участие в групповом этапе главного клубного турнира Европы, логично сравнить, а каковы дивиденды для гандбольного «Динамо». Об этом рассказал генеральный директор клуба Михаил Маевский.

— Все знают, что за выход в групповой этап Лиги чемпионов БАТЭ получил 8,6 миллиона евро. А какое вознаграждение получают гандбольные клубы за аналогичное достижение?

— Все, что мы имеем за выход в групповой этап Лиги чемпионов, мы вынуждены отдать за покупку прав на трансляцию матчей. И более того. 40 тысяч евро мы получили от ЕГФ, а за телеправа платим 60 тысяч. Ни один канал не изъявил желания оплатить хотя бы половину стоимости. В позапрошлом сезоне, когда мы участвовали в групповом этапе, ОНТ оплатило как раз 50 процентов. Сейчас же, кроме всего прочего, время, в которое мы играем, не  устраивает телевидение, так как накладывается на трансляции хоккея на «Беларусь-2» или на новости на ОНТ, которые никак нельзя перенести. С ОНТ у нас есть кое-какая договоренность. Однако прямого эфира не будет все равно. Матчи будут показывать в записи. Но, слава Богу, не в два часа ночи, как нам предлагали на «Беларусь-2», а пораньше. Где-то часов в 9-10 должны.

— Только ли накладки с другими программами тому причиной?

— Наши телевизионные компании оказались не очень хорошо подготовлены к требованиям времени. Поединки Лиги чемпионов нужно транслировать как минимум в формате 16:9, но для этого есть только две ПТС — одна на «Беларусь-2», другая — на ОНТ. И они, как правило, заняты на каких-то коммерческих проектах либо предпочтение отдается хоккею и футболу. К трансляциям на той же «Беларуси-2» у меня есть вопросы, но уже не как у директора клуба, а как у болельщика — вижу трансляции чемпионата Англии, хоккейные новости о том, кто сколько забросил в такой-то лиге, но не звучит ни слова о гандболе. Показывают игры команд, за которыми следит один процент населения, но не находят времени для матчей чемпионата Беларуси по гандболу — дескать, он неинтересен. Так он потому неинтересен, что его не транслируют! Замкнутый круг. Если бы турнир транслировали — был бы интерес рекламодателей разместить свои логотипы на той же форме игроков. А поскольку этого нет, клуб не добирает определенного количества денег. А раз не добирает денег, не может пригласить нормальных игроков или воспитать своих — нет роста этого клуба. Вот и получается: телевидение говорит, что мы неинтересно играем, а у нас нету средств, чтобы это делать. Вот мы посмотрели бюджеты французских клубов — от полутора до семи миллионов евро составляют они. Причем в Лиге чемпионов играют только самые богатые. Нам же ставят задачу выступать в этом турнире, имея бюджет французского середняка.

— Это где-то в районе 2,5 миллиона…

— Да. А еще от нас требуют что-то зарабатывать. Но для этого у нас нет зала. Тот, который имеем, — это, по большому счету, тренировочное помещение для ДЮСШ. Ни вентиляции, ни кондиционирования. Ни зрителя, ни возможности трансляции. И вообще, он не тех размеров, которых нужен — у нас даже площадка меньше стандарта. По большому счету, мы не имеем права здесь проводить туры в чемпионате страны. Играем дома в Лиге чемпионов с грандами мирового гандбола на равных условиях: перед матчем мы разок потренируемся во Дворце спорта, и они разок. Преимущества своей площадки у нас нет.

— Возвращаясь к рекламе на форме: в этом году ее довольно много по белорусским меркам.

— Просто хотели занять свободное пространство на форме. Сравнивать деньги, которые дают нам отдельные компании с теми, что получают зарубежные клубы от своих спонсоров, не приходится — это небо и земля. За исключением, конечно, «Виталюра».

Goals.by, оценивая бюджет «Динамо», ошибся?

— Я эту информацию никому не давал. Не знаю, откуда она взялась. Далеко ли от реальных цифр? Относительно неблизко. Но о трех миллионах мы лишь мечтаем. Все знают: в прошлом году команда полгода не получала зарплату. И до сих пор мы не имеем необходимого количества экипировки. Сейчас в гандбольных правилах есть такой пункт: если игроку порвут майку, судья выведет его за границы площадки. В нормальных клубах тут же выдают другую форму, он возвращается через минуту и продолжает играть. Если кому-нибудь майку порвут, что в гандболе не редкость, — будет он сидеть на лавке долго и надежно. Пластырем заклеить форму можно разве что в чемпионате Беларуси. В серьезных турнирах, где ведется трансляция, никто этого не разрешит. Так что мы, по сути, не готовы к участию в Лиге чемпионов. По своим результатам мы бежим дальше, чем можем себе позволить.

— Но ведь обычно работает другая схема: есть деньги — есть результат.

— Значит, не всегда все происходит именно так. Были бы у нас средства — мы бы играли на равных с «Барселоной».

— Снова сравнимся с футболом: из восьми заработанных БАТЭ миллионов почти два уходит на премиальные команде. Что у вас?

— Нам надо сначала рассчитаться с телевидением. А выход в группу… Господь Бог дал нам в соперники в квалификации команду, которая была проходима, и это понимали все: игроки, тренеры, болельщики («Бешикташ» — Goals.by). За это платить премиальные рано. Их получил только один человек, потому как это прописано в контракте. Кто? Коммерческая тайна. Это не игрок.

— К 2015 году спортивным клубам необходимо выходить на полуокупаемость. Справитесь?

— А у нас и сейчас нет бюджетных денег. Средства мы получаем с коммерческих проектов БФСО «Динамо». Это уже самоокупаемость или нет? Те, кто ставят эти задачи, мне кажется, подразумевают вот что: клуб должен продать определенное количество сопутствующих товаров, плюс билеты и поступления от спонсоров, коммерческой деятельности предприятий, имеющихся в системе клуба. Мы себе такого позволить не можем. Нам негде разместить такие предприятия. Не имеем на балансе ничего для того, чтобы начать коммерческую деятельность. Дорога у нас одна — обыгрывать грандов европейского гандбола за те деньги, что мы имеем. А эту задачу, насколько я помню, ставят всю жизнь.

— Сомневаетесь, что кто-то сможет ее решить?

— Кроме футбольных и хоккейных клубов, которые имеют свои стадионы, дворцы и надежное финансирование от белорусских предприятий, — вряд ли. Если бы нам «Беларуськалий» давал 9 миллионов евро, мы бы настрочили и маек, и белья, и пиво бы выпустили. Если у тебя есть своя арена, там можно открывать ресторан, ночной клуб, казино… И за счет аренды зарабатывать. У нас дворца нет.

— А надежда, что он появится, есть?

— Да. Руководству БФСО «Динамо мы далеко не безразличны. Вы знаете, что между футбольным манежем и домом гребли сейчас строится гостинично-спортивный комплекс. Возводится он на катарские инвестиции. Спортивная часть этого комплекса будет отдана в оперативное подчинение нашему БФСО. А дальше оно распределит, кто будет тренироваться в зале, где планируются трибуны на 2700 зрителей. Видели проект — достойное сооружение. На каких условиях мы туда можем попасть — бесплатно или за аренду, пока не известно. Здесь, на Даумана, одна аренда съедает у нас порядка ста миллионов в месяц. Пусть иногда с задержкой, но отдаем эти деньги. А они могли быть направлены на развитие детского спорта, наших спецклассов.

— Комплекс построят к 2014 году?

— Гостиница должна заработать к чемпионату мира по хоккею. А спортивная его часть, возможно, пойдет с отставанием. Но тут от нас ничего не зависит.

— Если клуб имеет столько проблем, как удается привлекать игроков, тем более — отнюдь не плохого уровня?

— Гандболисты, которые когда-то здесь играли, рассказывают о нас. О менеджменте, обстановке в клубе, отношении к спортсменам, профессиональном уровне руководителя. А также за счет того, что мы играем в Лиге чемпионов.

— Контракты гандболистов сильно отличаются от тех, которые имеют игроки в европейских клубах?

— Они у нас самые простые — и, скажем так, самые отвечающие уровню игрока. Никто из гандболистов не получает выше, чем заслуживает. Недавняя ситуация, которая сложилась с нашими бывшими коллегами (игроками сборной Беларуси — Goals.by), говорит о том, что мы не смогли дать им столько, сколько они хотели. И мы взяли тех, кого смогли себе позволить. Больше уже не можем.

— Вы говорите, что, обыгрывая грандов, команда может зарабатывать. Прямая зависимость, как с премиальными от УЕФА?

— Побеждая, мы привлекаем зрителя. Если болельщик знает, что мы встречаемся с серьезным клубом и имеем шанс победить, он сам пойдет на матч и отдаст те деньги, которые мы просим, чтобы и не отпугнуть человека, и доставить ему удовольствие (абонемент на все домашние матчи «Динамо» в Лиге чемпионов стоит 100 тысяч, билет на матч с «Загребом» — 30 тысяч). Никого обманывать не собираемся, принудительно заполнять трибуны не станем. Первый матч в Лиге чемпионов у нас на выезде с «Берлином». Они с одной игры могут заработать 500 тысяч евро. А мы с двух с половиной тысяч зрителей во Дворце спорта заработаем на оплату половины дня аренды зала. Так что сегодня мы не имеем ничего. Завтра будет хоть что-то, но на фоне остальных это тоже будет выглядеть как ничего. Если строить правильный по всем законам клуб, нужно начинать со спорткомплекса. Сначала возводится экономически выгодное спортивное сооружение… Если трибуны вмещают три тысячи зрителей, то с них денег можно собрать только на содержание дворца. Все, что выше, — это уже коммерческий успех. Мы планируем иметь зал на 2700 — все должно быть понятно. Но и это будет большой победой. Так вот, нужно сначала построить зал на 10 тысяч зрителей, потом собрать бюджет на уровне хотя бы ведущих клубов Франции, набрать игроков высокого уровня — и потом ставить задачу. Мы идем от обратного. Когда-то оставались в БФСО деньги от хоккея, и чтобы они не пропали, за три месяца был создан гандбольный клуб, который теперь барахтается на европейских просторах.

— В общем, прибыли в этом сезоне у «Динамо» не будет.

— Деньги пойдут на покупку прав на трансляции. Это обязательное условие европейской федерации — организовать сигнал на страну. Еще нам рекомендовали показать матчи между грандами гандбола и «Финал четырех» для популяризации гандбола. Получится ли это? Неизвестно.