Байдачный-младший: отец постоянно попадает не в тот клуб

23.07.2013 16:14
Спорт

Анатолий Байдачный-младший вспомнил свои футбольные годы и рассказал о жизни после спорта

У тренера Анатолия Байдачного есть сын Анатолий Байдачный, в свое время поигравший за минское «Динамо» и сочинскую «Жемчужину». В интервью Goals.by экс-футболист рассказал о том, как оказался в бизнесе, открестился от статуса главного кормильца семьи, вспомнил самого диковинного из легионеров, приезжавших в Минск, а также объяснил, что такое блат по-белорусски.

«На стадионе «Динамо» не играет клуб «Динамо» — какой-то сюрреализм»

— Кого вы считаете главным своим учителем в футболе?

— Для меня это немного провокационный вопрос :). Примером всегда был отец. Но как учитель он оказал влияние в более зрелом возрасте. А в детстве заметную роль сыграл Юрий Иванович Погальников. Это известнейший футболист и тренер. Он внес большой вклад в меня не только как футболиста, но и как человека, оставил неизгладимый след в моем личностном формировании.

— Тогда еще один провокационный вопрос. Вы сами пошли на футбол?

— Не могу сказать, что меня кто-то заставил сделать это. Я просто с раннего детства жил в футбольной атмосфере. Наверное, у меня даже не было шанса не полюбить футбол. Сейчас, глядя с высоты родителя, замечу, что все было у меня хорошо. Просто в то время не было такого разнообразия занятий, как сейчас. Ведь в Советском Союзе спортсмены всегда были в почете. Статус профессионала был очень престижен.

— Несмотря на то, что вы поиграли  немного, в вашей карьере хватало примечательных тренеров. Кого выделите?

— Мне кажется, очень везет тем футболистам, которые могут попасть к хорошим тренерам. Хотя бы на год-два. Для того, чтобы за это время сделать шаг вперед. В «Динамо» же всегда большой проблемой была тренерская чехарда. Это огромный минус для всех: и футболистов, и самих наставников. Вот я и встречался со многими специалистами, но больше всех в плане роста дал мне отец. Сейчас, мне кажется, качество тренеров ухудшается. Особенно в российском чемпионате.

— Почему так думаете?

— Нужна профессиональная подготовка. Раньше была система по созданию и развитию кадров. В современной же России и Беларуси уже нет такого уровня подготовки. Сейчас люди просто набираются чего-то по верхам. И в итоге становятся главными. А такая подготовка отражается зачастую и на здоровье футболистов из-за непрофессионализма наставников.

— Так, значит, лучший тренер — Анатолий Николаевич?

— Да все хороши. И Щекин, и Курненин, и Курнев, и, конечно, отец. Это хорошие люди. Мне повезло с ними, мне не повезло с тем, что их часто меняли.

— С этим делом усердствует Юрий Александрович Чиж.

— Он один из главных учредителей клуба. Вот и управляет, как считает нужным. Это его воля — распоряжаться всем. Но если оценивать последние результаты, то они не самые лучшие. Просто, допустим, система Капского в БАТЭ с преемственностью поколений эти самые результаты дает. А система «Динамо» — нет…

— Вы переживаете по этому поводу?

— Признаться, я уже отошел от футбольных дел. Меня мало что связывает с «Динамо». А так… Конечно, обидно. К примеру, за то, что команда играла на «Дариде», а не на центральном стадионе «Динамо». Это какой-то сюрреализм. Очень странно, что на стадионе «Динамо» не играет клуб «Динамо». Может, так и должно быть?

«Из года в год «динамовский» дух утихал»

— Как и когда вы попали в «Динамо»?

— Это был 1995 год — период звездного «Динамо». Я успел застать еще Белькевича и Хацкевича. Правда, через год уже все разъехались. Тренером тогда был Щекин Иван Григорьевич… А попал я очень просто. Тренировался в нашей кузнице талантов — школе «Динамо», в этих пресловутых ужасных условиях. Это, пожалуй, главный парадокс белорусского спорта.

— Самый крутой игрок, с которым довелось пересечься в «Динамо»?

— Ой, сложно сказать… Много было прекрасных футболистов. Наверное, Белькевича все-таки выделю среди прочих.

— Вы помните те времена, когда в «Динамо» пришел Юрий Чиж?

— Да, и знаю, что до его прихода был период определенного безвластья и безденежья. С появлением Чижа все начали верить в какую-то стабильность в команде. Вот и все, что мне приходит на ум.

— Безвластье и безденежье — в чем это проявлялось?

— Да не помню я уже мелочных проблем… Все равно было хорошее время. Было приятно тренироваться, выходить на игры. Да и у меня осталось много друзей.

— Кто?

— С Андреем Ветелкиным вместе в бизнесе сейчас работаем. До сих пор дружен с ныне действующими футболистами Артемом Челядинским и Андреем Леончиком.

— Как вы считаете, «динамовский» дух, который был в советские годы, еще существует?

— Мне сложно говорить, как сейчас. Но я могу сказать, что из года в год он утихал. Этот дух передается со сменой поколений. А когда каждый сезон команда меняется более чем наполовину, о чем можно говорить? Если бы в клуб приходили воспитанники «динамовской» школы, можно было бы еще о чем-то рассуждать. А так…

— Чем реалии Евгения Хвастовича принципиально отличалось от положения дел при Чиже?

— Да все то же самое. Зарплату выдавали и там, и там вовремя. Разве что при Хвастовиче была более стабильная обстановка. Тренеры практически не менялись. Это чуть позже возникли сложности.

— Ходят слухи, что именно Хвастович их и создал…

— Неправильно так говорить. Просто возникли определенные проблемы, которые трудно было решить. Сейчас уже и не разберешься, кто прав и виноват.

— Помните, как «Динамо» потерпело самое крупное поражение в истории — 0:5 от брестских одноклубников?

— Да, и очень хорошо. Вот здесь как раз и сказалась смена тренера. Уволили Владимира Курнева. Пришел новый наставник. Он начал абсолютно все сразу менять. Не сделал ничего нового, а сломал старое. Хотя команда была на ходу. Потом еще Олега Чернявского отчислили… Странные дела, в общем, творились.

— В том числе стали появляться странные легионеры. Кто был самым чудным?

— Был один гастролер из Южной Америки. Никак не вспомню его фамилию. Так его встречали с почестями в аэропорту. Привели фотокорреспондента на первую тренировку. Но оказалось, что он с трех раз до ворот добивал от штрафной. Это без преувеличения. В итоге он даже в запас не попал, но числился в команде. Жил со сторожами на базе. Удивительный трансфер, в общем.

«В футбол я толком не поиграл»

— Известно, что у вашего отца вспыльчивый характер. Вам попадало от него?

— Ну да, отец за словом в карман не полезет. Хотя тот же Щекин был не менее вспыльчивый. Конечно, отец требовательный. А ко мне так вообще. И, надо сказать, в «Жемчужине» под его руководством я приобрел много навыков и умений. Отец умеет готовить игроков, раскрывать способности.

Еще замечу, что отец много кого открыл. Ведь того же Сергея Корниленко хотели черти куда отдать, но он видел в нем потенциал, оставил в команде. И затем Сергей перешел в киевское «Динамо». Таких примеров много.

— Что скажите об отце-футболисте?

— Ой, я этого не помню. Отец закончил, когда мне было три года. Но нам болельщики «Глазго Рейнджерс» подарили видеокассету с записью финала Кубка Кубков 1972 года, где шотландцы встречались с московским «Динамо». Вот там я его видел. А еще по «Евроспорту» показывали финал чемпионата Европы этого же года. СССР проиграла 0:3 сборной Германии. Но отец, надо признать, здорово смотрелся.

— Почему вы решили закончить с футболом?

— После «Жемчужины» я вернулся в «Динамо» и почувствовал, что прогресса нет, а есть регресс. Оценив дальнейшие перспективы, ничего хорошего не увидел. Денег тогда в футболе нельзя было много заработать. А мне уже 23 года. Плюс небольшие проблемы со здоровьем. В общем, все как-то вместе…

— Оцените себя как футболиста.

— Да в футбол я толком не поиграл. Но, считаю, футбольные годы — очень хорошее светлое время.

— Что потом?

— Занялся бизнесом. В футбольной сфере я как-то не искал работы. Хотя сейчас было бы интересно попробовать себя в роли футбольного управленца. Тем более я видел много разных менеджеров в России. Правда, сейчас там все ошибки и просчеты закрываются большими деньгами. Вот мне очень импонирует менеджмент БАТЭ. Считаю, все успехи, которых добились борисовчане, стали возможны благодаря руководству Анатолия Капского.

— Что у вас за бизнес сейчас?

— Владею спортивно-развлекательным центром «Ямайка», куда входят ресторан и боулинг. Также имеется своя пивоварня, которая выпускает пиво под маркой «Бирбанк». У нас маленькое производство. Мы не конкурируем с «Аливарией» или «Крыницей». Но делаем качественное пиво. Разливаем его в ресторанах и пивных магазинах.

— Анатолий Байдачный как-то сказал, что «главный кормилец у нас — сын Анатолий. Бизнесмен». Так и есть?

— Это неправда. Отец зарабатывает гораздо больше меня. Я кормлю только свою семью. А отец еще иногда вручает нам дорогие подарки.

— Вас когда-нибудь упрекали в блате?

— Мне никогда ничего подобного не говорили. Признаться, было вроде и сложно, и легко. Я многих тренеров знал, что облегчало отношение. Но при этом надо мной довлел авторитет отца, из-за чего наблюдалось более предвзятое отношение.

Но нередко имя и помогало. В нашей постсоветской стране так часто происходит. В Европе такого нет, а у нас есть возможность решить вопрос по знакомству. Люди часто идут навстречу. Что делается за месяц — происходит за две недели. В бизнесе так точно.

Startup заработал благодаря отцу?

— Конечно! Именно он дал первые деньги. Потом я уже взял кредиты. А еще родители жены помогли. Это такой семейный бизнес. В целом, я доволен своей нынешней жизнью.

— А жалеете о чем?

— Отец постоянно попадает не в тот клуб.  Ему не везет. Он обязательно будет там, где хоть что-то не стабильно. Кстати, мы много поговорили о минском «Динамо», а представьте, как обидно отцу за «Динамо» московское. Что с этим клубом происходит? Там ведь все еще хуже…