«Подбегает Слуцкий, и такой удар судье — тыщ!»

29.07.2013 15:23
Спорт

Виталий Казанцев попал в «Торпедо-БелАЗ» благодаря «агентской» деятельности Анри Хагуша

Виталий Казанцев вернулся в чемпионат Беларуси. Защитник оказался крутейшим собеседником. В интервью Александру Ивулину игрок рассказал о том, как Леонид Слуцкий на старте своей карьеры дрался с судьей и по пять часов пел в караоке, о суде с «веселым» президентом «Олимпии», почти что опоздании на разминку перед игрой с «Реалом» в Лиге чемпионов, а также поделился парочкой трэшовых баек из российского футбольного андеграунда.

Таэквондо. 300 человек. «Лучшие из лучших»

— Вы родом из России. Что такое город Волгодонск?

— Это районный центр в Ростовской области. Обычный провинциальный город с населением 200-250 тысяч.

— Ростов-Папа, а Волгодонск имел криминальную славу?

— В 90-е на улицах банды дрались только так. Разборки шли район на район. Кстати, почему-то районы назывались Бостон, Канада… В принципе, я из-за возраста не застал ту эпоху, а ребята постарше махали кулаками.

— Получается, в вашем городе было два варианта времяпровождения: улица и футбол?

— Я футбол любил с детства. Каждый день бегали с ребятами возле школы. Собирал альбомы с наклейками, вырезал из газет фотографии знаменитых игроков. Правда, отец не хотел меня отдавать в секцию. Мол, там тебе ноги поломают. И отдал меня на таэквондо. Ну, какой из меня таэквондист? Тренер нас гонял — просто ужас. Может на Олимпиаду готовил? Занятия были, как в фильме «Лучшие из лучших». Смотрел?

— Да. Там американцев серьезно «накачивали» перед поединками с корейскими бойцами.

— Короче, мы с моим другом не выдержали и ушли оттуда. Решили заняться футболом. Отец думал, что я хожу на таэквондо, а я уже три месяца занимался футболом. Когда папа узнал, долго возмущался. Вот с этого и начался мой путь в профессии.

— Здорово. На поле в те годы, вам приходилось драться?

— Еще как. Играли первенство России среди юношей. Матч в Ростове. Эти встречи были настоящей зарубой. В Ростове тогда было много кавказских ребят. Слово за слово — и понеслась стенка на стенку. Начинается драка: нас одиннадцать человек на поле, столько же соперников. Толкаемся, пинаем друг друга, и тут зрители с трибун полетели своих защищать. А их человек 300. Представляешь, такая толпа на нас бежит! Мы как дали деру в раздевалку. Хорошо, милиция за забором дежурила. Спасли нас.

— Еще что вспомните?

— Это самое яркое событие. В принципе, у нас в Волгодонске была слабая команда. Мы особо никуда не ездили. Хотя вспоминается детский турнир в Краснодаре. Тогда я впервые увидел Леонида Слуцкого. Его «Олимпия» выиграла те соревнования.

— Какое впечатление произвел на вас Леонид Слуцкий?

— Мы ближе познакомились, когда я попал в Волгоградское УОР. Иногородние ребята из «Олимпии» жили вместе с нами в одном общежитии. Слуцкий часто заходил проведать своих подопечных, и мы как-то начали общаться. Уже тогда чувствовалось, что это тренер новой формации. «Олимпия» играла в обороне в линию, а наша команда в УОР действовала с последним защитником и персональной опекой. Это было ноу-хау Слуцкого.

«Третий сын». Театр. Моторолла

— Как вы перебрались к Слуцкому в команду?

— Я выпускался из УОР, а «Олимпия» Слуцкого уже дважды выиграла Детскую футбольную лигу России. Команде нужно было переходить на новый уровень, чтобы развиваться дальше. «Олимпия» заявилась на первенство КФК. Тогда Слуцкий пригласил меня и вратаря из нашего УОР. Я согласился. Кстати, тогда Леонид Викторович помог мне поступить в институт.

— Каким образом?

— Я поступил в Волгоградский институт физической культуры. Этот ВУЗ когда-то заканчивал сам Слуцкий. Экзамены все сдавал сам, но тренер дал мне отличные рекомендации. В общем, поступил я в институт и начал играть за «Олимпию». В первый сезон мы заняли на первенстве КФК десятое место. Неплохой результат для команды из 16-летних пацанов.

— Правда, что Леонид Слуцкий вместе с ребятами из «Олимпии» в КВН играл?

— Было дело. Правда, я только музыку включал, когда наши выступали. Походу у меня тогда с юмором было плохо. Так вот в школе, в которой учились ребята из «Олимпии» перед новым годом устраивался КВН. Была команда учеников, учителей и футболистов. Слуцкий тогда такое выступление написал! Он, конечно, творческий человек! В прошлом году, в отпуске, Слуцкий собрал всех ребят отметить 30-летие футболистов «Олимпии». Леонид Викторович всем подарил майки ЦСКА с номером 30 и фамилиями каждого. Мне тогда уже 31 был, он сказал, что не стану тебя выделять :). В тот вечер мы пошли в караоке. Так Слуцкий там пять часов микрофон не отпускал. Он пел, а мы — кто на подтанцовке , кто на подпевке. В общем, помогали, как могли.  

— Как называлась эта команда КВН?

«Третий сын». Знаешь, пословицу: «Было у отца три сына: двое умных, а третий — футболист». Вот оттуда и пошло название.

— Какие еще нестандартные формы досуга использовал Леонид Слуцкий?

— В театр нас водил. Театр называется «НЭТ». Расшифровывается как Нетрадиционный экспериментальный театр. Мне нравилось. Правда, многие ребята не хотели ходить на постановки. Некоторые парни, уже на десятой минуте засыпали.

— Здорово.

— Еще одну историю вспомнил. Купил себе Леонид Викторович мобильный телефон. Такую большую мотороллу с выдвижной антенной. Мобильники ведь в те времена были редкостью. Тогда, чтобы сделать звонок нужно было десять цифр со звездочками и решетками набрать. Оставил нам тренер этот телефон, так как мы жили на съемных квартирах, мол, буду вас контролировать. Как начали мы звонить домой родителям, чтобы справиться о делах. Через пару дней прибегает злющий Слуцкий. Ему на счет такая астрономическая сумма за звонки пришла! Говорит, чтобы мы завтра же все оплатили, и забрал этот телефон от греха подальше.

60 тысяч. Технический футбол. «Учись стрелять метко»

— В 2005 году вы покидаете «Олимпию»…

— После выхода «Олимпии» во вторую лигу я сыграл за нее пять сезонов. В команде сменился не один тренер. Я давно хотел попробовать себя на новом уровне. Ребята покидали клуб — Адамов, Колодин, Бочков… Говорили, что мной интересуются, но дальше разговоров дело не пошло. Летом 2005 года я надорвал связки голеностопа. Долго не мог вылечиться. Тренер, не буду называть его имя, решил, что я сачкую, и начал капать на мозги президенту клуба. Я поехал в Москву, меня там обследовали. Снимки показали, что нужно долгое лечение. Месяц восстанавливался, начал опять тренироваться — и получил рецидив повреждения. Президент сказал, чтобы я шел на все четыре стороны. Мне запретили тренироваться с командой, не платили зарплату. Говорю: «Тогда давайте мне на руки трудовую. Разорвем контракт по обоюдному согласию». Он заявляет, пусть за тебя деньги платят. А кому я с травмой нужен? Короче, поехал домой лечиться. Президент потом еще одного парня также убрал из команды. Мы с ним подумали и подали на клуб в палату по разрешению споров РФС.

— Чем все закончилось?

— Поехали мы в Москву к Николаю Толстых. Из «Олимпии» на заседании был начальник команды. Николай Александрович говорит: «Давайте, рассказывайте, что случилось». Я начал говорить первым. Мол, клуб выставил на трансфер, при этом запрещает тренироваться, не отдает зарплату и не увольняет. У меня есть заключение врачей, что не могу играть. Меня же обвиняют, что я специально не хочу выходить на поле. Второй парень вообще сделал операцию за свой счет. Толстых спрашивает: «Сколько вам должны денег?» Я говорю: «Мне 60 тысяч». Он переспрашивает: «60 тысяч долларов?». Я: «Нет, рублей». Он как подскочит: «60 тысяч рублей? — смотрит на начальника команды, его Костей зовут. — Костя, вы что офигели? Зажали ребятам такие деньги? Мы вчера рассматривали дело футболиста из премьер-лиги. Ему клуб был должен 200 тысяч долларов. Вы не можете пацанам отдать эти копейки? Чтобы завтра выдали им трудовые и уволили!» На следующий день мы приехали в Волгоград, нас рассчитали. Но президент «Олимпии», конечно, был тот еще управленец.

— В смысле?

— Этот человек в футболе вообще не разбирался. Вместо фразы «техничный футбол» он говорил «технический футбол». Подходит к нам, говорит: «Ребята, покажите сегодня технический футбол». Вместо трудовой книжки говорил «трансферная книжка». Еще был случай. Играем мы с кем-то. «Олимпия» в красной форме, а команда соперника — в белой. Мы «возим» их. Сидит президент и говорит начальнику команды: «Костя, что-то наших сегодня «душат». Начальник команды ему отвечает: «Так ведь наши в красном».

— Весело вам во второй лиге было.

— Там много всяких интересных вещей было. Первый год играем во второй лиге. Матч против Саранска. Тогда это команда ставила задачу выхода в первую лигу. Судьи в том сезоне здорово им помогали. Играем на равных. На 70-й минуте нам ставят «точку», которой не было в помине. Мы наезжаем на судью, зачем в наглую убивать молодых пацанов? Взяли его в кольцо всей командой возле углового флажка: «Что ты делаешь?» В этот момент к нам подбегает Слуцкий и такой удар судье сверху — тыщ! После этого, тренера дисквалифицировали до конца сезона. Он руководил нами, сидя на трибуне.

— Российский андеграунд, штука донельзя интересная. Продолжите?

— Играли мы на КФК в Малгобеке. Пересекаем границу с Ингушетией, там блокпост. Милиционер проверяет паспорта: «Вы к нам на матч едете? Если выиграете, то назад лучше не возвращайтесь». Мы в шоке, куда едем? Приехали на стадион. Обычно, на спорткомплексах пишут «Быстрее! Выше! Сильнее!», а там висит растяжка «Учись стрелять метко». Второй звоночек. Началась игра. Судейство далеко не лучшее, болельщики камни с трибун бросают. Жесть! Мы все-таки выиграли 2:0. Тогда произошел еще один уникальный случай. Вместо скамейки запасных на стадионе стояла обыкновенная лавочка. На ней сидят тренер, запасные, доктор, массажист. К ним во время матча подходит болельщик и просто садится рядом на эту лавочку! Доктор говорит: «Молодой человек, здесь нельзя сидеть. Это место команды». Этот парень отвечает: «Я у себя дома, где хочу, там и сижу». Так и досидел на нашей скамейке запасных до конца встречи.

— Еще история?

— В тот же год играли в Баксане. Выезд еще одной штукой запомнился. Обычно в раздевалках стоит чайник, чтобы чай-кофе сделать. А в нашей раздевалке этого не было. Стояла просто трехлитровая банка с кипятильником. Наш доктор начал возмущаться, а ему работник стадиона говорит: «Тебе Милан тут что ли?»

«Барселона». Разговоры Жавнерчика. Ящик пива

— Как вы попали в БАТЭ?

— После того, как мы расстались с «Олимпией», доиграл сезон на первенстве области. За меня в России нужно было платить компенсацию. За границей же  этот закон не действовал. После 23 лет можно было бесплатно отправляться в зарубежные клубы. Мы продолжали держать связь с Леонидом Слуцким. Он говорит: «Хочешь, поинтересуюсь у клуба из Беларуси, нужен ли им защитник? У меня на стажировке в «Москве» был тренер из БАТЭ Игорь Криушенко». Я, конечно, согласился. Тем более слышал о команде. Криушенко сказал, мол, пусть приезжает на просмотр. Команда неделю работала на сборах в Турции, и я приехал на две недели.

— Приезжаете — и ничего не получается в новой команде…

— Вообще ничего. Это был февраль-месяц. До этого я не работал на траве. Тренажерка, пробежки — вот и вся подготовка. Я, считай, первый раз вышел на зеленое поле за пять месяцев. Ребята ведь уже тренировались неделю, плюс втягивающий сбор в Борисове, все бегут. Мне казалось, что я приехал в «Барселону». Они все делают быстро, я за ними не успеваю. Совсем разобранный был. Играем первый товарищеский матч с «Читой». Я вышел на поле во втором тайме. Ту встречу проиграли 0:3. Я «привез» гол.  Расстроился. Думаю: «Все ясно. Сейчас меня отправят домой». Подходит ко мне Криушенко и говорит: «Не переживай. Я по этой игре выводы делать не буду. Понимаю, что тебе нужно время. До конца сбора еще будут матчи. Проявишь себя». Его слова меня воодушевили. С каждым днем моя форма улучшалась. Стал привыкать к требованиям…

— Но в следующем товарняке привезли пенальти…

— Да, играли с «КАМАЗОМ». Сыграл уже лучше, но пенальти, по-моему, в том эпизоде не было. Мы уступили 0:1. Правда, никто ничего плохого мне не говорил. Затем на этом сборе мы сыграли вничью с украинским клубом и  победили «Сконто». Криушенко дал добро на мой переход. После такого провального начала сбора в это даже не верилось.

— Отличный рассказ, прямо как коллектив в БАТЭ.

— Коллектив был просто суперский. Мне повезло, что я сразу заселился в комнату с Максом Жавнерчиком. Он жил с Саней Ермаковичем, но тот из-за травмы уехал. Знаешь, чем Макс удивил?

— Чем?

— Он каждый день чуть ли не по часу разговаривал по телефону из Турции со своей девушкой. Я был в шоке! Связь-то в те времена очень дорогая была. Тогда ведь скайпа не придумали еще. Правда, Макс потом рассказал, что ему такие счета пришли, что он на следующем сборе перешел на смс.

— Потом вы снимали квартиру с Сергеем Кривцом.

— Решили с Серегой снимать квартиру вместе. Стали жить в двушке на Воронянского. Сивак (Михаил Сиваков, — Goals.by), Хацик (Филипенко), Жуча (Игорь Зенькович, — Goals.by) бывали у нас. Пюре и сосиски — весь наш с Серегой арсенал домашней готовки. Ведь нас на базе кормили. В общем, холостяцкий образ жизни.

— Чем вам запомнился Игорь Криушенко того периода?

— Хорошо поставленным тренировочным процессом и умением создать отличный микроклимат в команде.

— Он считал дни, до того как сбрить усы в чемпионский год?

— Конечно, мы с ребятами его достали. У Криушенко тогда в помощниках был Михаил Хлус. Они обещали сбрить усы, если станем чемпионами. Слово сдержали, на чествование пришли выбритыми.

— Веселое было время. Тогда в БАТЭ ведь существовала традиция. Если у кого-то день рождения, то после матча в бане нужно проставиться ящиком пива. Так?

— Николаич разрешал нам такой отдых. День рождения, какая-то памятная дата — баночка-две пива в бане разрешалась. На следующий день ведь все равно выходной. Но самая большая заслуга в том, что в Борисове дружный коллектив принадлежит на Леше Баге и Сане Федоровиче.

— На дачу Александру Федоровичу часто ездили?

— Да, на шашлычки собирались. У меня фотка есть, где у него на даче человек тридцать отдыхало. Футболисты приезжали с женами и детьми, Виктор Михайлович (Гончаренко — Goals.by) тогда с дублем работал, тоже с нами был. Сидели у Федика в беседке, культурно отдыхали. А в городе нашим любимым местом сборов была «Галерея вин».

— Там с будущей женой познакомились?

— Нет, но история нашего знакомства, весьма интересная. Это был 2007 год. БАТЭ тренируется в Дудинке, а рядом располагается детский лагерь. Будущая супруга проходила там практику, была вожатой. Мы тогда готовились к домашней встрече с АПОЛЭЛем в Лиге Чемпионов. Начали пересекаться с будущей женой. Как-то идем мы с Темой Радьковым и она еще с одной вожатой по улице. Я обращаюсь к ним: «Привет, девчонки. Не хотите прийти на футбол, за нас поболеть?» Моя будущая супруга согласилась, взяла у меня билеты. Как оказалось, она тогда на стадион не пришла. Как-то подходит она ко мне после тренировки, спрашивает: «Это ты мне билеты давал?» Даже не узнала, представляешь! Потом я взял у нее телефон, созвонились. После этого лагеря, она улетела на месяц в Германию. Мы даже не виделись. А потом закрутилась любовь…

«Сантьяго Бернабеу». «Френд, ченж». Икры

— Давайте говорить о 2008 году. БАТЭ впервые попадает в групповой этап Лиги Чемпионов.

— После «Левски» казалось, что мы выиграли Чемпионат мира. Такие эмоции были. Все-таки Лига Чемпионов — мечта любого футболиста. У меня она сбылась. За три года от чемпионата Ростовской области до Лиги Чемпионов. Это фантастика! Тогда отец, наверное, понял, что не зря я выбрал футбол, а не таэквандо. Ха, в Мадриде с нами такая штука произошла…

— Какая?

— Приехали мы в Мадрид. Потренировались. На следующий день у нас в 12 часов выезд на разминку. Утром вся команда поехала в клубный магазин «Реала» на «Сантьяго Бернабеу». Виктор Михайлович дал добро, но сказал, чтобы ровно в 12:00 мы были в автобусе. Съездили, купили сувениров. Время оставалось. Я, Жавнерчик, Ермакович и Сиваков решили отправиться посмотреть центр города. Погуляли и взяли такси. Полчаса до отправления, едем в гостиницу. Оказывается в центр Мадрида заехать легко, а выехать нереально трудно. Там очень узкие улочки и огромные пробки. Без 20-ти 12, а мы все еще ездим по городу. Нервничаем, пытаемся объяснить таксисту, что спешим, а он ничего не понимает. Показываем ему карточку отеля, а их, видимо, в Мадриде целая сеть. Таксист нас повез не в ту сторону. Мы кричим: «Смотри, здесь номер отеля. Позвони, узнай, куда ехать». Он дозвонился, ему объяснили путь, а время уже без десяти минут. У нас паника! Подъезжаем к гостинице. Возле нее стоит автобус, вся команда уже там. Самое интересное, все это на видео снимают испанские журналисты. Представляешь, четыре футболиста выбегают из такси с пакетами и пулей в гостиницу. Залетаем в номера, переодеваемся, как в армии, за две минуты и залетаем в автобус. Только зашли и на часах 11:59. Фу, пронесло. Испанские телевизионщики, наверное, в шоке были. Михалыч потом говорит: «Если бы к 12 часам не успели, без вас бы уехали».

— Кстати о КВН. Тогда было много шуток, мол, игроки БАТЭ будут драться за майки футболистов «Реала»…

— Все знают историю о Юревиче и Рауле. После финального свистка уходим с поля. Рядом со мной идет Руд ван Нистелрой. Говорю ему: «Френд, ченж». Он, показывает, мол, хорошо, только давай зайдем в подтрибунное помещение. Мы пошли поблагодарить своих болельщиков. Спускаюсь в тоннель, а там уже стоит ван Нистелрой и протягивает мне свою майку. Было приятно. Я пошел в раздевалку, а передо мной идет Рауль. Думаю: «Он что раздевалкой ошибся?» А он заходит к Сане и дает ему футболку.

— Затем была легендарная ничья с «Ювентусом»…

— Тот матч никогда не забудется. Весь стадион в желто-синих цветах. Поддержка просто сумасшедшая. Трибуны реально гнали вперед. У меня впервые в жизни ноги бежали сами по себе, правда, уже на 60-й минуте стало  сводить икры. Такого никогда не было. Перед тем матчем я маловато играл, тогда команда набрала хороший ход, а победный состав не меняют. Значит, сводит у меня икры. Смотрю на табло — еще играть 30 минут. Терпел до финального свистка. Когда была пауза, старался привезти мышцы в норму.

Кушать хочется. Виртуальные премиальные. Агентские Хагушу

— После сезона 2008 вы отправились во Владивосток. Не далековато?

У меня закончился контракт с БАТЭ.  Я решил принять предложение от футбольного клуба «Луч-Энергия». Там создавалась новая команда после вылета из премьер-лиги. Владивосток — футбольный город. Болельщики постоянно ходят на стадион и поддерживают свою команду.

— В этот период налетались, наверное, на всю жизнь?

— Самым сложным был первый перелет во Владивосток. Прилетели, спать хочется, а тебе еще тренироваться нужно. Поначалу в команде никто не мог заснуть из-за смены часовых поясов. Так вот, мы жили в санатории, где один этаж отвели чисто для футболистов. Там находилась одна комната, где постоянно стоял чай и легкие закуски. Можно было устроить себе легкий перекус. Так в чем прикол заключался. Команда не могла перейти на местное время. Лежишь ночью, ворочаешься. На часах где-то пять утра, а спать не можешь. Уже утро — кушать хочется. Идешь в эту комнату, а там вся команда сидит. Полностью все! Через несколько недель привыкли. А перелеты, это вообще нетяжело. Со временем адаптируешься. Книжку читаешь, фильм смотришь. Девять часов перелета до Москвы, не так уже и много. Как я уже говорил, самое сложное — смена часовых поясов.

— Что-то мы заговорились. Давайте пару слов про Нижний Новгород.

— О-о-о, там был отличный коллектив, как в «Олимпии» при Слуцком и в БАТЭ. Все на поле, в быту стояли друг за друга. После каждого матча собирались вместе с женами, выходили куда-то посидеть, пообщаться. Там же денег не платили по три-четыре месяца. Правда, за счет коллектива мы достойно выступали и добивались результата. Перед тренировками и играми в раздевалке  звучали новомодные хиты, под которые мы танцевали-разминались. В переходном чемпионате, который шел полтора года, мы заняли третье место. Попали в стыковые матчи за выход в премьер-лигу. Жалко, что этого клуба не стало. В Нижнем болельщики капали на мозги руководству города, мол, «Нижний Новгород» бедные, голодные борются за выход в премьер-лигу, а «Волга» с хорошим бюджетом из нее вылетает. Премиальных мы вообще не видели. Они были виртуальными.

— Это как?

— Перед матчем президент клуба объявляет: «Если выиграете — премиальные сто тысяч». Мы побеждаем. Команда сидит в раздевалке, веселится. Заходит управленец. Все начинают хлопать в ладоши и скандировать: «150, 150!» Директор говорит: «Ладно, 150». Мы улыбаемся: «Отлично, 150 виртуальных тысяч заработали». Нам их все равно не платили. Мне до сих пор за год должны премиальные.

— Пора закругляться. Рассказывайте, как вы в «Торпедо-БелАЗ» попали.

— Последний сезон я провел во Владивостоке. В команду пришел новый тренер и поменял 90% игроков. Я вернулся в Минск. Хотелось больше времени проводить рядом с супругой. Мы дружим с Анри Хагушем. Как-то созвонились, спрашиваю: «Вам в Жодино квалифицированные футболисты не нужны? Может, помогу?» Он говорит: «Сейчас позвоню Николаевичу, спрошу».  Перенабирает меня Анри, мол, свяжись с тренером. Мы созвонились, и через пару дней Криушенко предложил потренироваться с командой. Приехал, начал работать, и через полторы недели заключили контракт. Короче, теперь придется Анри агентские выплатить:).