«Сплюньте! Сплюньте еще раз!»

11.07.2013 00:50
Спорт

Яков Шапиро в воспоминаниях коллег и подопечных

Девять лет назад, 11 июля 2004 года, в жодинской больнице оборвалась жизнь Якова Михайловича Шапиро. Тренер «Торпедо» упал с инфарктом прямо на стадионе, радуясь победе над «Неманом»… Goals.by предлагает вспомнить легендарного наставника добрым словом. Мы собрали цитаты и истории, в разное время поведанные нам людьми, имевшими счастье работать с Шапиро.

«На первом месте психология…»

Денис Каролик: «Благодаря Якову Михайловичу я уяснил, что в футболе все решает психология. Об этом он постоянно твердил игрокам. На первом месте психология, на втором месте психология и на третьем психология. Порядочный и честный человек был. В этом стараюсь быть похожим на него».

Фото: «Прессбол»

Юрий Малеев: «Шапиро был очень тонким психологом. Когда мы учились на курсах для получения диплома категории Pro, порой звучала просьба рассказать о самом необычном недельном тренировочном цикле. Я всегда приводил в пример один случай, связанный с Яковом Михайловичем. В чемпионате мы шли третьими или четвертыми. Кажется, то был 2003 год. И как раз поехали в Мозырь. А «Славия» располагалась в нижней части таблицы. Мозыряне одержали победу 3:2. Это выглядело сенсацией. Было воскресенье. Как сейчас помню. Следующая игра должна была состояться аккурат через неделю. Яков Михайлович заходит в раздевалку. Сначала, как положено, порычал на всех. Потом говорит: «А сейчас слушайте меня внимательно». Все напряглись. Шапиро продолжил: «Следующий матч мы играем с «Гомелем». Слушайте внимательно! Собираемся ровно в субботу». Все сразу же: «Какую субботу?!» «Гомель» ведь тогда шел в лидерах. Матч наших команд должен был состояться в Жодино. Яков Михайлович повысил голос: «Я вам еще раз говорю, собираемся в субботу на заезд в Жодино. Никаких тренировок! Если увижу, что кто-то будет тренироваться индивидуально, оштрафую». Все в панике, все в шоке. Но через неделю мы собрались, поехали в Жодино, разместились в гостинице, поспали, вышли на поле и в первом тайме забили три безответных мяча. А гомельчане тогда были хороши, с ними работал Сергей Подпалый. После перерыва мы подсели, но все равно победили 3:2».

«На установках умел находить слова»

Юрий Малеев: «Выйти из раздевалки мы обязательно должны были вторыми. Это если матч домашний. А если гостевой, то первыми»

Юрий Малеев: «Сидим в раздевалке перед игрой. Шапиро ходит взад-вперед. Молчит. Прокручивает какие-то мысли в голове. И вдруг говорит: «Сплюньте». Мы все: «Тьфу-тьфу-тьфу». — «Еще раз!» — «Тьфу-тьфу-тьфу». — «И последний раз». — «Тьфу-тьфу-тьфу». — «И последний-последний» — «Тьфу-тьфу-тьфу». — «И еще». — «Тьфу-тьфу-тьфу». — «Все! Встали и пошли!» А выйти из раздевалки мы обязательно должны были вторыми. Это если матч домашний. А если гостевой, то первыми. (…) После победных матчей не меняли форму. На следующий выходили в том же комплекте. Во всем этом и состояла его неординарность».

Михаил Цейтин: «Яков Шапиро как организатор был прекрасен. Он и в тренерской работе разбирался, но больше организатором был, да. Очень преданный команде. И на установках умел находить слова. Наукой ведь доказано, что на установке футболист воспринимает только около пяти процентов от услышанного, находится на своей волне. А когда говоришь что-то отвлеченное, он внимает».

Александр Ермакович: «Перед каждой тренировкой у нас минимум полчаса проходила «политинформация». Мы всегда собирались в раздевалке на «Смене». Приходили, переодевались. Потом заходил Яков Михайлович, и мы начинали беседовать. На абсолютно любые темы. Полчаса просто общались. Очень было интересно — ни в одной команде я такого не встречал».

Фото: Павел Алтунин

«Мы были словно семья»

Игорь Коленьков: «Покойный Яков Михайлович Шапиро всегда был готов говорить. Но говорить исключительно о своем куске работы — жодинском «Торпедо». Сторонние события Шапиро не обсуждал, но горел ярким пламенем над своим «Торпедо». 

Денис Каролик: «А Яков Михайлович за старое, постоянно: «Ты квартиру нашел? Ты квартиру нашел?». В конце концов, сам мне ее отыскал и приобрел»

Денис Каролик: «Свои обещания Яков Михайлович выполнял всегда. Помню, когда я возвращался в «Торпедо», Шапиро звонил мне чуть ли не каждый день. Все спрашивал: «У тебя квартира есть в Жодино?» Я ему отвечал, что нету. Так он сразу: «Приезжай, выбирай, какая понравится, я тебе сразу же куплю ее». Молодой такой был, подумал: «Может, шутка такая». Приехал в Жодино. А Яков Михайлович за старое, постоянно: «Ты квартиру нашел? Ты квартиру нашел?». В конце концов, сам мне ее отыскал и приобрел».

Андрей Диваков: «Мы в «Торпедо» были словно семья. До сих пор ежегодно собираемся 23 ноября — на день рождения Якова Михайловича. После его смерти зародилась такая традиция. Это о многом говорит. Все до сих пор дружны. Мы можем прямо смотреть друг другу в глаза и ничего не скрывать. И никто не кичится своими успехами».

Александр Ермакович: «Любой из «Атаки» скажет, что Шапиро к нам относился по-отцовски. Помню, играли в Пинске. От Лунинца — 50 километров. Вот родители мои и приехали. После матча встретились. Яков Михайлович подошел к отцу, пожал руку, говорит: «У Александра обувь тяжелая, а он полузащитник, тем более с голеностопами больными. Надо обязательно ему ботинки полегче купить». Даже такие нюансы подмечал :). Все в шоке были. Все это вспоминается с огромной теплотой. Следил за нами, требовал, чтобы мы хорошо выглядели. Игроки должны были одеваться аккуратно и удобно для  себя».

Фото: Павел Алтунин

«Выпить бутылку пива никто не запрещал»

Юрий Шуманский: «Выпить бутылку пива никто никогда не запрещал. Яков Михайлович говорил, что даже две не повредит. Только не больше»

Юрий Шуманский: «Если мы работали в недельном цикле, Яков Михайлович организовывал среди недели двусторонку. Как правило, играли основой на второй состав. И играли исключительно на пиво. После матчей чемпионата в автобусе стабильно стоял ящик. Его оплачивала уступившая в двусторонке команда. Выпить бутылку пива никто никогда не запрещал. Яков Михайлович говорил, что даже две не повредит. Только не больше. И когда вы видите игрока с пивом, это не значит, что он пойдет и напьется. И если у игрока не две бутылки пива в руках, а больше, это не значит, что он все это выпьет сам. Обычно в магазин всей командой не ходят».

Владимир Селькин: «Шапиро разрешал праздновать дни рождения. После игры весь коллектив отправлялся в баню, а именинник официально проставлялся пивом. Ящик с хмельным напитком всегда стоял в душе под холодной водой. В других клубах после таких посиделок нужно было несколько дней собирать команду, ведь некоторые могли и загулять. Только в «Торпедо» все по-другому — на тренировку коллектив выходил в полном составе».

Юрий Шуманский: «Яков Михайлович любил повторять: «Если вы после выходных  заявитесь ко мне на тренировку бухими, но я буду знать, что вы бухали всей командой, никого не накажу. Но если узнаю, что хоть одного человека на той пьянке не было, накажу всех!» Сейчас модно говорить о тимбилдинге. Так вот, Яков Михайлович стал развивать его еще в начале века».

«Порой он был тираном»

Юрий Шуманский: «За непослушание Шапиро наказывал жестко. Заставил нас однажды делать «конвертики». (…) Бежишь по линии ворот от одного углового флажка до второго трусцой. Добежал — даешь максимальный рывок по диагонали через все поле к третьему. От третьего флажка до четвертого трусцой. Потом — снова рывок к первому».

Андрей Диваков: «Шапиро был принципиален. Если человек заслуживал наказание, он наказывал. Если заслуживал поощрения — поощрял»

Андрей Диваков: «Шапиро был принципиален. Если человек заслуживал наказание, он наказывал. Если заслуживал поощрения — поощрял. Несправедливости не было и в помине».

Юрий Шуманский: «Да, порой он был тираном. В духе: «Есть два правила. Первое. Существует мое мнение и неправильное. Второе. Если тебе кажется, что я все-таки не прав, вспомни первое правило». Но в то же время к нему всегда можно было обратиться. И Шапиро старался помочь».

«Всегда стоять и так держать!»

Денис Сащеко: «Несколько человек тогда отказывались участвовать, на что Яков Михайлович Шапиро намекнул, да что там, прямо сказал: «Вы знаете, что через два дня зарплата?»

«Он был способен выжать из ничего хороший проект»

Юрий Малеев: «Вот я закончил карьеру футболиста в 35 лет. Мог спокойно продолжать играть. Но как-то ко мне подошел Шапиро: (…) «Садись. Слушай, нужно, чтобы ты мне помогал. Я один, а у тебя игровой опыт». Откровенный пошел разговор, в общем. «Ты готов заканчивать?» А мне так хотелось продолжать, говорю: «Можно я подумаю?» — «Нельзя». — «Что вы тогда хотите услышать?» Вот так из игрока он меня и переобул в тренера. Надо отдать должное Шапиро, который смотрел наперед и умел организовать процесс. Да и убеждать — тоже. Редкий дар».

Павел Родненок: «Яков Михайлович был очень начитанным, всегда выписывал яркие изречения великих. Нравилась его искренность в работе с людьми»

Павел Родненок: «Яков Михайлович был очень начитанным, всегда выписывал яркие изречения великих. Нравилась его искренность в работе с людьми. Он умел найти подход к каждому футболисту и за своих игроков мог любому глаза выцарапать».

Юрий Малеев: «Анатолий Анатольевич (Капский — Goals.by) с Яковом Михайловичем были очень дружны. Мы часто ездили с Шапиро на машине вместе, и я становился свидетелем их с Капским переговоров. Яков Михайлович что-то подсказывал, что-то советовал. Они с Капским часто обменивались мнениями. И тогда, с моей точки зрения, Шапиро был очень сильным менеджером. Он был способен выжать из ничего хороший проект. По нынешним временам Яков Михайлович мог бы стать преуспевающим функционером. Плюс ко всему он очень хорошо чувствовал ребят».

Анатолий Капский: «Как говорил покойный Яков Шапиро — это не его слова, но он не уставал их повторять: «Никогда не говори «никогда».