Андрей Антонов намерен вернуться в КХЛ

11.07.2013 16:10
Спорт Редакция

Лучший защитник последнего чемпионата Беларуси Андрей Антонов намерен сделать шаг вперед. Хоккеист, в прошлом сезоне выигравший Кубок президента с «Неманом», уезжает в «Автомобилист». Пока — на просмотр. Андрей встретился с корреспондентом Goals.by и рассказал, почему выбрал Екатеринбург, вспомнил, как сказывались на гродненской команде задержки по выплатам в конце сезона, и признался, что ждал звонка из минского «Динамо», но безуспешно.

— Давайте начнем с обсуждения новостей. Как получилось попасть на просмотр в «Автомобилист»?

— После окончания чемпионата мира появился этот вариант. Агент работал. Было несколько предложений. В том числе из Екатеринбурга. Остановились на нем.

— Почему?

— Я пообщался с генеральным менеджером Леонидом Вайсфельдом. С агентом решили, что это оптимальный вариант. По разным причинам, которые перечислять нет смысла.

— Нацеливались именно на КХЛ?

— Да. Варианты в чемпионате Беларуси есть, но я о них не думал. О Высшей российской лиге тоже. Хотелось найти клуб именно в КХЛ.

— «Динамо» не выходило на связь?

— Считаю, у меня получился хороший сезон в «Немане». И, честно говоря, очень хотел в «Динамо». Был готов на просмотровый контракт. Но получилась ситуация, как у Артема Кислого. Я был в национальной сборной, по словам тренера и менеджера, мне помешала сыграть на чемпионате мира только травма. Когда озвучили, что кандидаты в сборную будут рассматриваться в качестве кандидатов в «Динамо», мне, конечно, хотелось туда попасть, играть дома, хотя начали появляться варианты с российскими клубами. Но звонка не было, и я попросил агента узнать, есть ли ко мне интерес. Оказалось, что интереса нет. Принял к сведению. Настроился, что надо ехать в Россию. Чемпионом Беларуси я стал, лучшим защитником признали, осталось только в сборную попасть. В общем, потолок. Если в «Динамо» не получается попасть, надо уезжать.

Фото: Goals.by/Ярослав Ванюкевич

— «Автомобилист» все годы находился внизу таблицы…

— Команда перестраивается. Пришел новый менеджер, тренер. Ситуация в клубе стабильнее, чем была в предыдущие сезоны. Судя по всему, у екатеринбуржцев планы отказаться от такой традиции. Тем более у тренера и менеджера есть опыт работы, скажем так, с не самыми богатыми клубами, и достаточно успешный. Думаю, цель у команды — попасть в плей-офф — останется, но будет более достижимой, чем прежде.

— Есть кто-то в «Автомобилисте», с кем вы знакомы?

— Лично знаком только с Игорем Улановым — с ним довелось поиграть в минском «Динамо».

— А что говорят в хоккейном мире о главном тренера Анатолии Емелине?

— Лично его не знаю. Но не так давно пообщался с Виктором Костюченком, который под его началом играл. Ну, что сказать? Требовательный специалист. Узнал, что меня ждет летом и так далее.

— То есть тренер старой формации, да?

— Это такая тонкая грань, что понять сложно. Тем более время идет, люди меняются, набираются опыта. Я узнавал только, какие требования Емелин предъявлял игрокам на тот момент, когда под его началом работал Костюченок. Приеду — посмотрим.

— А вам с какими наставниками комфортнее работать — демократами, диктаторами?

— Да без разницы. Комфортно работать с таким тренером, который выстраивает нормальные человеческие отношения. Грань между наставником и игроком будет всегда, вне зависимости от того, диктатор стоит во главе команды или демократ. Есть требования, который спортсмен обязан выполнять, и каждый это понимает. Не важно, кричат на тебя или нет. Главное, чтобы все было без подлости, жадности, прочего негатива. Рабочие отношение — так рабочие отношения.

— Методы с криком считаются устаревшими. Часто им противопоставляют способ работы Глена Хэнлона.

— Так и он, бывало, кричал, ругался. Бывают такие игры, когда может сорваться человек. И Марек Сикора кричал в раздевалке, разнос устраивал — такое случалось. Если тренер спокойно стоит на скамейке, это не значит, что он ничего не говорит команде и не ругается. Все-таки хоккей — игра нервов.

Фото: Goals.by/Анастасия Жильцова

— Приходилось сталкиваться с таким отношением в клубах: «Я начальник — ты дурак?»

— Не прямо так. Чтобы руководитель клуба лез в хоккейную деятельность — такого я еще не видел. Хотя ребята, не буду говорить, кто, рассказывали, что такое бывает. Приходит посторонний человек, побудет на должности пару лет и начинает всех учить играть в хоккей.

— О тех тренерах, руководителях, с кем доводилось сталкиваться, остались положительные впечатления?

— Ну, как положительные? О ком-то просто никаких впечатлений не остается. Просто работа: ты делаешь свою, он — свою. Все зависит от разных факторов: как команда играет, какой результат, на каких ролях ты в коллективе, как к тебе относятся. Конечно, есть целые клубы, о которых просто хорошее общее воспоминание. А случается так, мол, был такой человек, ты с ним пересекался, и не более того.

— О каком клубе остались самые лучшие воспоминания?

— Самые теплые впечатления оставил «Керамин» в тот чемпионский год, до моего перехода в «Динамо». Приятно вспоминать буквально обо всем — самом коллективе, организации. Ничего плохого не могу сказать. Мне там было отлично. Да, в «Динамо» и уровень лиги, и организации, и менеджмента был выше. Но если сравнивать в общем, то «Керамин» в тот год окажется лучше. Многие хоккеисты, поигравшие в той команде, скажут так.

— Экс-кераминовец Алексей Плотников рассказывал: «Два дня отмечали победу в Кубке Беларуси. И потом хлопнули это «Динамо».

— Я когда заголовок прочитал, сразу понял, о чем это. Именно все так и было. Вечером выиграли Кубок, на следующий день вообще не тренировались, потом была легкая вечерняя тренировка, а затем уже раскатка и игра. В общем, одним днем празднования не ограничились. Кубок ведь тоже серьезный турнир. За год до того мы проиграли «Гомелю», а здесь удалось победить. Для нас та встреча с «Динамо» была первой серьезной проверкой: никто же не знал, какого уровня та команда, что такое КХЛ. Не забывайте, что очень многое значат положительные эмоции. Доверие, позитив — и как будто крылья вырастают. Мы играли тогда раскрепощено, были не зажаты, нам не надо было побеждать кровь из носу, чтобы не опозориться.

— Те времена, перед уходом «Динамо» в КХЛ, называют лучшими в истории белорусского чемпионата.

— Согласен. Конкуренция была сильная. Даже когда я играл в Могилеве. Тогда три минские команды постоянно попадали в призеры, мы частенько становились четвертыми. Когда к нам приезжали соперники из столицы или тот же «Гомель», с которым у нас было неплохое дерби, дворец заполнялся под завязку, ажиотаж был огромным. А сколько исполнителей хорошего уровня ехали сюда!

Фото: ikorneev.livejournal.com

— На происходящее сейчас смотреть горько?

За все время, что я играл в «Химволокне» и «Керамине», мы только один раз выиграли у «Бреста» со счетом 9:1. И то — такой результат был сродни сенсации. Просто у нас так получилось, что все залетало. Понято, что соперник был слабее, но никто не мог сказать, что матч закончится с такими цифрами на табло. А сейчас это в порядке вещей — приехать, десятку отгрузить командам из нижней части таблицы, и все. В таких матчах тяжело держать себя в тонусе.

— Как тренер настраивал на матчи с аутсайдерами? Наверняка ведь понимаете, что все равно победите.

— Ну, не совсем так, ведь в начале чемпионата мы барахтались, и даже «Витебску» легли… Тут смысл в чем? Чтобы победить, ты тратишь какое-то количество энергии. Всегда интересно играть с сильным соперником. И ты ждешь этих игр — с «Гомелем», «Металлургом», «Шахтером». А остальное азарта точно не добавляет.

— Специальных заданий на матчи со слабыми соперниками не ставили перед командой?

— Есть распространенная практика: в контрактах спортсменов прописаны различные бонусы — за набранные очки, голы, у вратарей — за сухие матчи. Хватало, конечно, и импровизаций со стороны тренера. Ну и, как правило, такие встречи использовались в качестве подготовки к серьезным матчам. Поэтому где-то и нагрузки были больше. Но все равно — играй, забивай, зарабатывай, никто не против.

— Почему все же не шли дела у «Немана» в начале сезона?

— Думаю, дело в том, что мы были под нагрузкой. Ведь Кубок Дубко, Кубок Беларуси мы начали очень прилично, а потом наступил спад. У нас летом была нагрузка 6 недель, это достаточно долго. Прилично так поработали. Отголоски этого и сказывались на старте. А потом ведь не просто так мы выдали рекордную серию. А еще, наверное, не все тогда понимали, что и как нужно делать.

А чем объяснить проигрыши «Лиде», которые наделали много шума?

— В одном из этих матчей я не участвовал из-за повреждения. А второй… Понимаешь, перед встречей с «Лидой» у нас была пауза. Обычно в таких паузах дают два-три выходных и дня четыре нагрузочных. У нас нагрузочных дней было семь — и тренажерные залы, и степ-аэробика. У меня тело болело после тех нагрузок еще недели две. Играли под нагрузкой, готовились к плей-офф.

Фото: hcneman.by

— Когда попали в Беларусь, были у вас партнеры, которые много подсказывали на льду?

— Да, были. Тот же Александр Гальченюк, который был капитаном в «Химволокне». Профессионал с большой буквы. Играл в паре с Сашей Победоносцевым — мне очень нравилось. А в «Керамине» не могу не отметить Игоря Андрющенко. Нарисует так — все по полочкам разложит. Во время матча тренер и помощники все равно всем какие-то нюансы подчеркнуть не успеют. А вот такие опытные ребята очень важны на льду. Живой пример перед глазами. Без них тяжело расти молодым.

— А сами подсказываете?

— Я еще не дядька, не ветеран, не старый — мне всего 28 лет. Думаю, это самый оптимальный возраст. Да, на правах ассистента капитана мог что-то подсказать в игровом плане. Но если не спрашивают — лезть не буду.

— С Женей Лисовцом говорили о хоккее?

— Конечно. Даже когда тебе просто ставят нового партнера, с которым ты не играл, нужно обсудить, как в различных ситуациях будем действовать. Мне главное было, чтобы молодой парень увереннее себя чувствовал.

— Установки «главное — не накосячить» не давали?

— Так хоккей — это игра ошибок. Доверие от тренера у парня было — что еще нужно? Нужно играть и не бояться допустить помарку. Как мне всегда говорили, не ошибается тот, кто ничего не делает.

— Молодежь опытные хоккеисты часто ругают — что не слушают старших, ничем не интересуются, сидят в айфонах…

— Я могу сказать, что те ребята, которым сейчас 18-19 — другие, не такие, какими были мы. Приходится подсказывать: «Не забывайте, что надо магнитофон принести, массажисту помочь стол перенести». Нам напоминать об этом не надо было, потому что если ты этого не сделаешь — может быть очень нехорошо. Теперь надо постоянно говорить. Другое время, воспитание.

— Много видели ребят, которые из-за увлечений чем-то другим завязывали с хоккеем, имея задатки?

— Конечно. Когда пришел в хоккей, у нас в группе было 30-35 человек. Потом становилось все меньше и меньше. Кто-то уходил, кого-то в переходном возрасте улица затягивала, тусовки. Кто-то в учебу окунался с головой. Один мой товарищ поступил в медицинский, хотя у нас все время играл в первой тройке. Выбрал учебу — и сейчас он главный патологоанатом Воскресенска…

— Вы говорили о больших нагрузках в «Немане». Кравченко — любитель дать «физику»?

— Когда ехал в Гродно, мне, по-моему, Сергей Шабанов говорил: «Пройдешь у Кравченко предсезонку — значит, молодец». Нагрузки в клубе были приличные. Да и работа совсем другая. Бывали такие упражнения, которых не делал уже лет 10. Непросто было привыкнуть.

— В последние сезоны травмы к концу сезона у вас случались…

— Думаю, это следствие усталости. За три года в «Динамо» у меня была всего одна травма — надорвал мышцу приводящую. А тут за два сезона — ломал кисть в сборной и возникали проблемы с плечом, в прошлом — другая травма, пришлось делать операцию. То, что я сейчас оперировал, — это чисто следствие нагрузок. Чемпионат-то не самый сильный, а тренировались мы много. Нагрузки были достаточно большими.

— В чемпионате Беларуси расстояния не такие большие…

— Ну, как сказать? От Гродно до Гомеля ехать 8 часов. На самолете за это время можно в Хабаровск залететь. Причем если ты летишь чартером, то можешь походить по салону. А в автобус загрузились, как селедки, и сидишь, даже не сдвинешься. Пару раз остановился — и все. Комфортно ездить из Минска, самый дальний выезд — 330 км. А из Гродно — только Брест, Минск и Лида близко.

— Что обычно делаете в автобусе по дороге на игру?

— По-разному. Кто-то фильмы смотрит. Кто-то спит. Лично я в транспорте спать не могу.

— Какие предпочтения у хоккеистов в кинематографе?

— Да без разницы. У нас больше доктор был по этой части. Накачает фильмов, потом смотрим.

— Что из последнего понравилось?

— «Дублер» — неплохая картина. Посмеялись. Раньше было так: поставили фильм — все смотрят. А сейчас все уткнутся в айпады, как Плотников говорил, каждый может смотреть, что хочет, или музыку слушать.

— Вы начали подготовку к сезону?

— Месяц уже точно тренируюсь. Готовиться к сборам — нормальная практика. Тренажерный зал, лед, велосипед с кроссом. После операции надо было закачать мышцы.

— В одиночку занимаетесь?

— На льду — нет. С ребятами-любителями, правда, там тоже бывших хоккеистов хватает. На земле — бывало, и один. С Женей Ковыршиным тренировались. Сейчас отпуск, у людей бывают разные дела.

— Другими видами спорта не занимаетесь? Теннис, знаю, популярен у хоккеистов.

— Думал об этом. Но для моего уровня нужно искать такого же смешного соперника :). Женя предлагал, но ему это было бы неинтересно: я бы бегал, а он просто отбивал.

— Вот еще какую тему о «Немане» мы не затронули: в конце сезона там были проблемы с выплатами. Это сказывалось на игре?

— На игре — нет, так как начались трудности после плей-офф. Конечно,  это неприятно. Осадок остался. Мы стали чемпионами, дали результат, задачу выполнили. И все эти проблемы негативный отпечаток наложили.

— Сейчас долги закрыты?

— Подвижки есть, но деньги выплачены еще не полностью.

— С губернатором Гродненской области доводилось общаться?

— По душам — нет, но в раздевалку он заходил. По поводу финансовых вопросов ребята звонили ему и лично ходили.

— И какое впечатление произвел Семен Шапиро?

— Я же не видел, как он выполняет прямые обязанности или как с тренерами вел себя. С нами общался хорошо. Спрашивал, что нужно улучшить, узнавал, как дела. В общем, положительное впечатление осталось.

— Давайте напоследок о сборной. Какое впечатление осталось от выступления команды на чемпионате мира?

— Болел за ребят, желал, чтобы как можно лучше сыграли. Так получалось, что не все матчи я смотрел с начала. Первые поединки — с чехами, шведами — оставили положительное впечатление, думал, парни поборются дальше. Выиграли у Словении. А на игру, кажется, с Данией, опоздал, включил второй период, а комментатор говорит, что по броскам мы проигрываем 1:15. Я даже не поверил. Какой вышел результат в общем — пусть оценивают ответственные за это люди.

— Снова поменялся главный тренер в сборной…

— Тут ничего не могу сказать — это вопрос к руководителям.

— Но Хэнлон — это хорошо?

— Не знаю. Это же не тот случай, что, допустим, мне надо купить воды за пять тысяч рублей, у меня есть деньги — значит, будет вода. Да, за последнее время сборная добивалась лучших результатов именно с этим тренером. Но время поменялось, пришли другие игроки, и предсказать, как и что получится, сложно. Хорошо это или плохо — возвращение Хэнлона — узнаем потом. Есть пессимисты, которые говорят, мол, кого не ставь, им ничего не поможет. Я надеюсь, что теперь результат национальной команды будет лучше.

— Домашний чемпионат мира волнует?

— Конечно. Для страны это престижно, но и ответственно.  Хотелось бы сыграть на турнире и показать хороший результат, порадовать болельщиков. Но учитывая, что в последние годы я все время рядом со сборной, но никак в нее не попаду… Не могу рассуждать как железный игрок основного состава, которому попасть на турнир могут помешать только травмы. Надо сначала завоевать место в составе.

Goals.by/Юлия Чепа

— Когда «Автомобилист» может дать ответ по результатам вашего просмотра?

— У меня заключен контракт до 1 сентября. В воскресенье я улетаю, а там, как говорится, все в моих руках.

— Страховочные варианты есть?

— Не думал об этом. Сюда-то я всегда успею вернуться, но хочется закрепиться на более высоком уровне. Хочу попасть в КХЛ, к этому сейчас готовлюсь.