Тренер минского "Динамо" объяснил, почему финские вратари одни из лучших в мире

08.08.2012 06:39
Спорт

Вместе с главным тренером в минском «Динамо» обновился и тренерский штаб. За вратарей в команде теперь ответственен финский специалист Ари Хилли — давний друг Кари Хейккиля, поработавший с такими мастерами своего дела, как Ринне, Томас, Бэкстрем. В беседе Ари рассказал, как оказался в Беларуси, охарактеризовал своего финского товарища, поделился мнением о динамовской вратарской линии и поведал, что для тренера вратарей есть настоящее счастье.

— Ари, здравствуйте. Может, пообщаемся на улице. Как вам, кстати, летняя жара в Беларуси после холодной Финляндии?

— Да, отлично. Я в порядке. Тем более мы долго занимаемся на льду, а там в майке не поездишь. Летом должно быть тепло, у нас еще целая зима впереди.

— Как вы оказались здесь, в Беларуси, в минском «Динамо»?

— Начнем с того, что я уже много лет знаком с Карри Хейккиля, мы стали дружить давно, еще в Финляндии. Плюс нас объединяет 5 лет совместной деятельности. Мне нравятся принципы его работы с подопечными, а он, судя по всему, удовлетворен моими. Хейккиля пригласили работать в «Динамо», он позвал меня.

— То есть Кари позвонил вам и сказал: «Приятель, поехали в Минск!»

— Ну да, можно сказать, что так и было.

— И как долго вы думали над предложением?

— Конечно, я взял какое-то время на раздумья. Самая главная причина моего затянутого ответа — большая семья в Финляндии. У меня четыре ребенка — два сына и две дочки. Мне, безусловно, удобно было бы работать в каком-нибудь клубе в родной стране. Но я все серьезно оценил. Посмотрел плюсы, минусы и все-таки согласился. В целом, я всегда все тщательно обдумываю. Но сейчас дал ответ достаточно быстро.

— Какая основная причина вашего согласия?

— Лига. Сильная лига. КХЛ — это очень мощная организация. Здесь собрано много талантливых специалистов. Мне очень приятно работать в такой компании и участвовать в этом соревновании.

— Вернемся к Хейккиля. Что это за человек? Вы должны знать его, как никто другой.

—  Это очень требовательный тренер, при этом классный парень. Он всегда доступно объясняет, что именно хочет от хоккеиста. Еще мне нравится, что Кари уделяет много времени каждому игроку. Старается работать много. Люблю такое отношение к делу. Но самое главное — он за свою карьеру добился хороших результатов, по которым его можно оценивать как отличного специалиста. Плюс умеет заложить хорошую базу в любой хоккейный клуб. После работы Хейккиля в команде всегда что-то остается. Из-за этого выделю в Кари хорошие организаторские способности. Он трудится на сегодня и на перспективу. Я видел это в том же «Металлурге», когда мы вместе сотрудничали. Нам очень комфортно рядом друг с другом.

— Ваши впечатления о нашей стране?

— Я счастлив находиться в Минске. Мне кажется, что в этом городе очень удобно жить. Также отметил бы приветливых жителей. Многие из них неплохо разговаривают по-английски. Благодаря этому мне здесь проще находиться,  потому что я пока плохо владею русским языком. В любом случае, приехал сюда работать в хоккейном клубе, и в этом плане все отлично.

— Другие иностранцы почему-то постоянно отмечают наши широкие чистые улицы.

— Может быть. По-моему, у нас в Финляндии то же самое, не вижу особой разницы. Это хорошо, что в наших странах такие улицы.

— Многие утверждают, что в Финляндии лучшие вратари в мире. Объясните, почему?

— У нас хорошая система подготовки. В каждой детской команде есть много голкиперов, которые с ранних лет обучаются именно этому ремеслу. С каждым из них целенаправленно работают. При этом, как я уже отметил, у нас заложена хорошая база, по которой наши вратари прогрессируют из года в год. Считаю это основным ключом к успеху. В 8-10 лет мальчишки уже концентрируются только на работе голкипера, и это хорошо. Они успевают в свои головы вбить все основы этого мастерства.

—  В чем разница между современной русской и финской школами?

— Мне кажется, об основном отличии я говорил в предыдущем ответе. Добавлю, что в Финляндии существует постоянный приток молодых хоккеистов. Практически все дети идут только в наш вид спорта. Моя страна живет хоккеем. И родители даже не задумываются, куда отдать своего ребенка. Возможно, в России нечто похожее. Они же выигрывают чемпионаты мира, создают сильную лигу. Но количество молодых хоккеистов, несомненно, больше, особенно если брать в процентном соотношении на жителей страны. Плюс основы действий как раз голкипера в наших школах закладываются раньше, в России это делают чуть-чуть позже.

— А на взрослом уровне?

— Что касается самих принципов работы с опытными мастерами, то постепенно здесь все становится похожим. Все же учатся на хороших примерах, у всех хватает информации, как стать лучше. И каждая страна подсматривает положительные моменты у другой. Поэтому сейчас получается, что у всех голкиперов одинаковый стиль, одинаковая система подготовки. Происходит, можно сказать, глобализация в этом отношении. Все же еще отмечу, что это очень индивидуальная профессия, поэтому всегда появляются какие-то нюансы в работе. В России вратари заметно прогрессируют, потому что им есть, у кого поучиться. В КХЛ приезжает много иностранных мастеров. Глядя на них, можно серьезно идти вперед в своем развитии.

— Расскажите о ваших непосредственных подопечных. Какое впечатление произвели Лаланд, Хауген, Шелепнев?

— Мы работаем вместе совсем недолго (интервью состоялось 30 июля — Goals.by), поэтому поделиться чем-то особенным пока не могу. Но есть вещи, которые заметны сразу невооруженным глазом. Даже не зная гражданства Лаланда, можно заметить, что этот парень приехал из Канады. А Хауген играл в Швеции, и я сразу заметил шведскую манеру игры. Что касается нашего молодого голкипера Яна Шелепнева, отмечу, что ему пошла на пользу работа с Яркко Тапола. Можно почувствовать финский стиль в его действиях. Ян — молодец. Он — большой талант, и его нужно развивать. В любом случае, со всеми мне еще предстоит много работы. Главное: я вижу, что конкретно нужно пробовать изменить.

— Ребята прислушиваются к вашим советам?

— Скорее, я веду с подопечными диалог. У меня есть мои идеи, голкиперы делятся своим взглядом на происходящее. Только так можно достичь успеха. В беседе нужно искать пути решения той или иной проблемы.

— Можете сказать, кто в этом сезоне станет первым номером?

— Нет, пока нет. Конечно, я вижу хорошие и плохие стороны каждого из голкиперов. Но проблема в том, что прошло слишком мало времени, чтобы делать какие-то выводы. А самое главное, я не видел действий моих парней в играх. Сейчас идут тренировки. Когда наступят спарринги, смогу говорить что-то более конкретно. Практика в матчах — это очень важно. Пока каждый работает очень усиленно, и меня это радует.

— Вы работали со многими известными голкиперами. Это Пекка Ринне из «Нэшвилла», Тим Томас из «Бостона», а также Никлас Бэкстрем из «Миннесоты». Как они стали великими?

Чего-то добиться можно только тогда, когда ты работаешь и задумываешься над каждой мелочью.

— С Ринне и Бэкстремом я знаком больше, нежели с Томасом. С Тимом мы работали только сезон. Скажу одно: все эти ребята живут хоккеем. Они помешаны на работе с шайбой. Конечно, все они еще и талантливы. Но подчеркну, что именно тяжелая ежедневная работа помогла им достичь чего-то в хоккее. Мне было очень приятно находится рядом с такими фанатами своего дела. На каждом занятии они концентрировались по максимуму, фокусировались только на шайбе. Это очень важно. Постоянно осознавали, что они делали не так. А затем, постепенно, с каждым небольшим шагом становились лучше. Ведь чего-то добиться можно только тогда, когда ты работаешь и задумываешься над каждой мелочью. Сейчас они в НХЛ, поэтому я испытываю гордость, что сумел что-то привнести в их умения. Я тоже многому у них научился.

— Одним из лучших голкиперов нашей страны считается Андрей Мезин. Что вы о нем знаете?

— Я видел игры с участием Андрея. Больше всего обращал внимание на матчи чемпионатов мира. Никогда не забуду его потрясающую работу в Солт-Лейк-Сити. О тех его достижениях знают все, кто хоть немного разбирается в хоккее. Он провел хорошую долгую карьеру. Это все, что могу вам о нем сказать. Поэтому не буду рассуждать, хорошо или плохо, что Андрей не остался в Минске.

— Когда вы счастливы? Когда команда выигрывает или когда ваш подопечный играет хорошо или даже вообще не пропускает?

— Конечно, победа — это все в хоккее. И уже неважно, сколько именно пропустил вратарь. Но для меня, как вы сказали, счастье — когда вратарь каждую игру подтверждает свой высокий уровень. Это очень важно. Тогда я не боюсь за ворота, защитники уверены, что за спиной надежная опора. На самом деле, бывают разные матчи. Иногда можно пропустить трижды, но тебя признают героем. Или вообще отстоять на ноль, а тебя даже не вспомнят. Все зависит от количества и качества проделанной тобою во время матча работы. И если ее специалисты оценивают высоко, тогда я счастлив.