10.12.2019 22:12
Украина
Без прогресса или с победами Зе. Пресса о саммите

Президент Владимир Зеленский встретился в Париже со своим российским коллегой и тезкой Владимиром Путиным.

Весь мир следил за встречей в Париже в Нормандском формате.

А Корреспондент.net проследил еще и за тем, что написала пресса по итогам саммита.

Диалог без прогресса — Le Monde

Встретиться и все обсудить: это уже достижение, сошлись во мнении все делегации, пишет французское издание. Конкретные результаты, однако, по-прежнему ограничивались гуманитарными и военными вопросами, в то время как основное расхождение во взглядах — контроль над восточной границей Украиной и разоружение сепаратистов — было перенесено на другой саммит в нормандском формате, который состоится через четыре месяца. Следовательно, речь шла об "ощутимом прогрессе", но не о "чудесном решении", как признал президент Франции, который предпочел настаивать на последовательной динамике.

"Новичок этого саммита Зеленский подробно и откровенно изложил перед журналистами некоторые замечания, которые он произнес на встрече. Ему не хотелось выглядеть в ситуации капитуляции, — говорится в статье. — Украинскому общественному мнению он напомнил о своих трех торжественных обещаниях. Зеленский исключает федерализацию Украины; он не допустит какое бы то ни было влияние на политическое направление, выбранное его страной, которая является "независимой"; наконец, он отказывается от любого территориального компромисса”. "Донбасс, как и Крым, являются украинскими территориями", — сказал он.

Путин водит за нос — Bild 

Немецкий таблоид нашел немало общего у Путина и Зеленского: имена, скромный рост (без малого 1,7 м), юридическое образование, политическая карьера из ничего.

"Двух президентов объединяет еще кое-что: оба являются талантливыми актерами. Разница в том, что Зеленский показывает свое мастерство в театрах и на киноэкранах, а Путин предпочитает другую сцену: мировую политику", — пишут журналисты.

"Реальность: на протяжении пяти лет Россия разжигает войну в Украине. Сначала в рамках секретной операции она захватила полуостров Крым, потом с танками и войсками вторглась на восток Украины. Ложь Путина: шеф Кремля по сей день отрицает, что Россия вообще участвует в войне на Украине", отмечает Bild.

Нервное состязание — The New York Times

Американцы обращают внимание на то, на чем приехали лидеры стран на саммитю

“Словно иллюстрируя дисбаланс между Россией и Украиной, в Елисейский дворец мистер Зеленский приехал первым на скромном сером минивэне Renault. Путин прибыл после него в дорогом массивном бронированном лимузине Aurus, изготовленном в России. Путин, как он часто делает, опоздал, но в этот раз всего на несколько минут”, — пишет политический обозреватель Эндрю Хиггинс.

У этой встречи были изначально все признаки неравного состязания: бывший офицер КГБ и признанный мастер глобальных интриг против бывшего комика, не имеющего никакого политического опыта, оказавшегося к тому же под ударом сомнительных переговоров с президентом Трампом.

Но первая личная встреча между президентом Владимиром Путиным, который правит Россией уже почти 20 лет, и президентом Украины Владимиром Зеленским обернулась не триумфом мистера Путина, а скорее ничьей со скромным прогрессом в деле урегулирования войны, которая продолжается уже пять с половиной лет на востоке Украины.

«Мы не нашли ни волшебную палочку, ни серебряную пулю, но мы перезапустили мирный процесс», — сказал Макрон. Он назвал парижскую встречу «очень позитивным шагом вперед».

Важнейший тест – Time

Американский журнал подчеркивает важность самой встречи.

“То, что Путин и Зеленский вообще встретились после нескольких лет войны, уже существенный шаг вперед. Они сидели за столом переговоров лицом к лицу. С одной стороны находился президент Франции Эммануэль Макрон. С другой стороны — канцлер Германии Ангела Меркель/ Чтобы ни случилось, саммит является важнейшим тестом для Зеленского, бывшего комика и новичка в политике, который убедительно выиграл президентские выборы в нынешнем году, пообещав в том числе остановить войну”.

Парижские победы – Европейская правда

Украинское издание акцентирует внимание на благоприятной международной обстановке для Украины перед саммитом и завышенные ожидания от него, сформированные командой Зеленского.

“Тем не менее, парижская встреча действительно принесла победы или приблизила к ним. Язык не поворачивается назвать их "мелкими" (потому что есть люди, для которых это вопрос жизни и смерти). Но они действительно остаются "тактическими", то есть не меняют ситуацию на Донбассе кардинально. Прежде всего это – вопрос обмена заключенными. Здесь, правда, можно упрекнуть Зеленского в том, что всех узников вернуть не получилось”.

“Возможно ли изменить Минские договоренности? Реально ли сделать это так, чтобы изменения сыграли в пользу украинской стороны? Этот вопрос Киев задает уже несколько лет подряд. Безуспешно, потому что Россия такие изменения блокирует. Но то, что канцлер Германии Ангела Меркель поддержала Зеленского в таких изменениях – очень хорошая новость. "Есть вопрос: этот документ (Минские договоренности) окаменевший или его можно менять? Ведь есть определенные предложения президента Зеленского по поводу его изменения… Мы надеемся, что этот документ (Минские договоренности) снова будет гибким, и его оживят", – подчеркнула она”.

“Донбасс – оккупирован. Это президент повторил несколько раз в присутствии Путина. Крым – украинский, и будет таким, как бы эти заявления не возмущали Россию. Никаких переговоров с марионеточными "республиками" не будет, как бы на этом не настаивал Путин. "Украина и я, как президент, не ведем прямых переговоров с представителями незаконной власти временно оккупированных территорий", – заверил Зеленский. Но есть одна линия в критике РФ, которую президент не пересек и не собирается этого делать. Уже ночью, после завершения саммита, в разговоре с "Европейской правдой" он признал, что сознательно не использует в отношении России и лично Путина слово "агрессор". Вот полное объяснение президента по этому поводу. "Что касается того, как, кого и что называть. Это почти то же самое, что вопросы "а вы будете говорить "добрый вечер" президенту России?", "а вы будете садиться с ним за стол?", "будете пожимать руку, стоять рядом на фотографировании?". Нам с вами нужен результат. Если наша задача – приехать и в кого-то плюнуть, – то зачем ехать и договариваться? А если есть задача договориться, то нам нужно находить такой формат диалога, который будет более или менее корректным". Является ли такое объяснение убедительным, а тактика – эффективной? Оценивать это оставляем читателю”.