100 самых влиятельных украинцев. Рейтинг-2019

19.12.2019 17:37
Украина
Тем не менее первая десятка обновилась лишь наполовину.

Смена власти в Украине в результате президентских и внеочередных парламентских выборов привела к изрядной перекройте политического ландшафта.

Тем не менее первая десятка обновилась лишь наполовину. Примерно настолько же изменилась и картина за ее пределами. Но все еще впереди, пишут Ольга Байвидович, Валерий Литонинский, Александр Крамаренко, Павел Харламов, Светлана Шмелева в №24 Журнала Корреспондент.

Новое поколение политиков пришло в кабинеты. Они совершают глупейшие ошибки, но нередко оказываются менее коррумпированными, чем их предшественники. Все хорошо? Как бы не так. Скандалы — мельче. Глупости — смешнее. Ошибки — масштабнее по последствиям. Нормальный переходный период. Нечему удивляться.

ПРЕЕМНИКИ

Мы можем похлопать себя плечу: наши эксперты год назад поставили Владимира Зеленского на 20-е место. Угадали, чего уж там. Вместе с ним пришла огромная команда людей, которые вместе с ним делали шоу-бизнес. В слове «шоу» нет ничего уничижительного. Это тоже очень системный бизнес, клиентоориентированный, нацеленный на «лайки» здесь и сейчас, структурированный и финансово весьма непростой.

Сфокусированность на «лайках» — очень хорошо для политика, потому что вырабатывается рефлекс и инстинкт собирать голоса и поддержку всюду, где можно, а также — где кажется, что нельзя. И с этой задачей команда нового Президента на первом этапе блестяще справилась. Дальше что?

Нам показалось, что среди его партнеров и соратников есть множество людей с классическим комплексом самозванца, — и в этом комплексе нет ничего ужасного. Комплекс самозванца — это когда человек попадает на высокий пост или обзаводится высоким уровнем ответственности, а внутри терзается мыслью «а заслуженно ли это мне досталось, а справлюсь ли». С одной стороны, это лупит по уверенности в предпринимаемых действиях, подтачивает позицию во время жестких переговоров. С другой — это крутой стимул быстро прогрессировать, доучиваться и т. п.

Увы, желание доучиваться возникает далеко не всегда. Если новоиспеченный политик не обладал изначально пониманием, насколько он еще сырой и зеленый, то бурно развивается штука, которую психологи называют эффектом Даннинга — Крюгера. Это когда персонаж имеет настолько мало знаний и квалификации, что не в состоянии осознать, насколько он непригоден для данной позиции. «Не боги горшки обжигают» — это правда, но не вся. Горшки обжигают гончары.

Кроме того, нередки в пришедшей к власти команде ситуации, когда на высокие позиции попадают люди, всю свою карьеру делавшие в общественных организациях, живущих на гранты. В этом принципиально нет ничего ужасного, но при одном условии — если в процессе делания карьеры они хотя бы изредка выглядывали за форточку, а лучше — за пределы аэропорта Борисполь и столичной Окружной дороги. Действительность сильно отличается от того, что показывают новостные сайты и телевизор, а также полки ближайшего люксового супермаркета.

ЧЕГО ЖДАТЬ В 2020

Мы формируем рейтинг самых влиятельных именно в декабре, потому что это рубежный месяц: планы на следующий год, итоги прошедшего. Следующий год — это проведение местных выборов. Это, как уже видно, внесение изменений в Конституцию и выстраивание супержесткой властной вертикали (см. стр. 18). Будет формироваться корпус префектов — и они по своим возможностям и влиятельности будут перешибать нынешних городских голов. Это с одной стороны. А с другой — они будут жестко управляемы сверху. И тогда вопрос — влиятельны ли они в масштабах страны? Или они влиятельны только в пределах отведенного им региона?

Властная вертикаль даст возможность дистанцироваться от старых союзников, примеров в украинской и соседской истории — множество.

Весьма вероятно, что тот политический ландшафт, который формируется сейчас, через год сильно изменится. Потому что наши эксперты с весьма большими авансами дали баллы очень многим новобранцам украинской политики. А старые зубастые кадры, которые были оттеснены из первой сотни, в нее вернутся.

Не исключено, что в новом рейтинге появится несколько фигур, весомых в деле реинтеграции Донбасса. Все зависит от того сценария, который будет реализоваться.

Перевыборы Рады? Маловероятно, хотя состав руководства комитетов могут и перетрясти.

Смена правительства? Согласно законодательству, нет поводов еще до сентября. Но оно и само может подать в отставку. Если припечет. Или если скажут сверху.

Нацбанк? Его руководство заручилось крепкой поддержкой западных партнеров, но к НБУ достаточно претензий. Хотя и в этом случае сменить руководителя можно только из-за уголовного преследования или по его собственному желанию.

Год будет невероятно интересным, и политический ландшафт снова изменится — хотя и не так радикально.

КАК МЫ СЧИТАЛИ

Для формирования рейтинга ТОП-100 самых влиятельных мы составили лонг-лист с числом претендентов более 160 человек. Для выставления оценок 15 наших экспертов (см. список ниже) оценили влиятельность включенных в лонг-лист персон по двум категориям: влиятельность в политике и общественной деятельности, влиятельность в бизнесе и экономических процессах. По обоим видам влиятельности эксперты выставляли оценки от 0 до 10, где 0 — отсутствие какого-либо влияния, а 10 — абсолютное влияние. Наши эксперты имели право внести свои кандидатуры в опросные листы при их заполнении. Соотношение 160+ участников опросного листа к 15 экспертам является более чем достаточным, чтобы минимизировать субъективные факторы при формировании рейтинга.

При подсчете интегральной влиятельности мы использовали весовые коэффициенты для учета вклада каждого из типов влиятельности: политика — 0,6, бизнес — 0,4. Рейтинг формировался в соответствии с величиной интегральной влиятельности. Членами списка ТОП-100 названы первые 100 персон по величине интегральной влиятельности. В случае если интегральные влиятельности у двух или более участников рейтинга совпадали, мы выше ставили персону с большей влиятельностью именно в политике.

Мы заранее соглашаемся и каждый из наших читателей, читающий этот рейтинг и любым способом использующий размещенную в нем информацию, также соглашается с тем, что все приведенное здесь является оценочным суждением. Каждый использующий или не использующий приведенную в рейтинге и сопроводительных материалах информацию делает это на собственный страх и риск, неся полную личную ответственность за все свои действия и бездействия, с этим связанные прямо или косвенно.

РЕЙТИНГ

 

КТО ОЦЕНИВАЛ

Дмитрий Воронков, политический обозреватель;

Алексей Голобуцкий, заместитель главы Агентства моделирования ситуаций;

Александр Крамаренко, главный редактор журнала Деньги;

Григорий Кукуруза, старший экономист Ukraine Economic Outlook;

Михаил Кухар, преподаватель, Бизнес-школа МІМ;

Светлана Кушнир, политический и экономический обозреватель;

Сергей Литвинов, заместитель директора Центра социальных технологий Социополис;

Валерий Литонинский, журналист Корреспондента;

Евгений Магда, директор Института Мировой политики;

Андрей Миселюк, политолог, директор Института социально-политического проектирования Диалог;

Александр Мусиенко, руководитель Центра военно-правовых исследований;

Александра Решмедилова, политический аналитик, кандидат философских наук;

Сергей Слободчук, политтехнолог;

Виктор Таран, политолог;

Борис Тизенгаузен, эксперт по управлению репутацией;

Ирина Тиран, политический эксперт.