Альянс, маневры и троллинг. Новые отношения Украины с НАТО

Владимир Зеленский поручил добиться нового статуса в январе

12 июня Украина присоединилась к Программе расширенных возможностей НАТО (ЕОР), что позволит ей получать больший объем разведывательной информации и отрабатывать слаженность действий во время совместных учений.

Владимир Зеленский поручил добиться нового статуса в январе 2020 года, и темпы сближения стали приятным сюрпризом для официального Киева, пишет Евгений Магда в №11-12 Журнала Корреспондент.

Тут важно вспомнить, что из пяти других участников Программы три — Швеция, Финляндия и Грузия — так или иначе рассматривают перспективу вступления в Альянс. Для Украины и Грузии проблемы в отношениях с Россией, включая оккупированные территории, являются схожими и подталкивают к выработке согласованной позиции. Правда, НАТО — не только военный союз, но и политический, об этом не стоит забывать.

Обеспечить практическое сближение Украины и НАТО помогли не только подразделения, занятые в Операции объединенных сил на Донбассе. Украинские военные неоднократно доказывали свою высокую выучку, а полученный ими опыт наши западные партнеры перенимают сколь активно, столь и непублично.

В интересах Альянса активно используются военно-транспортные самолеты украинских Воздушных сил. США, в свою очередь, в середине июня показательно поставили нашей стране ПТРК Javelin и средства связи на общую сумму $60 млн. Состоявшаяся в конце мая миссия американских стратегических бомбардировщиков В1 в восточно-европейском небе и над Черным морем проходила при участии украинских и польских истребителей. И это тоже сильный жест.

Хотя без препятствий не обходится. Генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг признал, что присоединение Украины к ЕОР не сняло проблемы в отношениях Киева и Будапешта, демонстративно защищающего интересы венгерского меньшинства на Закарпатье. Похоже, нашей стране удалось пройти путь к расширенным возможностям благодаря политической конъюнктуре и четкой позиции Вашингтона, ведь о его завершении объявлено в День России.

Журнал Корреспондент

Альянс может себе позволить подобным образом троллить Кремль, при этом считая его наибольшей угрозой в масштабах ближайшего десятилетия. ИГИЛ и другие террористические организации, дезинформация и пропаганда, активность Китая для НАТО выглядят сегодня менее опасными. По словам Столтенберга, активизация ракетной программы России приведет к укреплению ПВО и ПРО Альянса, но о новой гонке вооружений речь не идет.

Определенная осторожность генсека НАТО, вероятно, должна уравновешивать эксцентричность президента США Дональда Трампа. Тот не только постоянно меняет свою позицию по отношению к России, но и не чужд дипломатического «дружественного огня» по союзникам. Одно из свежих решений — сокращение практически на треть американского военного контингента в Германии, где военное присутствие США исторически является элементом сдерживания Кремля.

Понятно, что распад СССР привел к сокращению американского военного присутствия в Европе, но нынешний шаг администрации Трампа плохо соотносится с современными военно-политическими реалиями. И вызывает удивление: как же так — РФ ведет себя все более агрессивно. Одно только телевизионное выступление российского президента Владимира Путина 21 июня с конкретными территориальными претензиями к экс-соседям по экс-СССР чего стоит — о нем ниже.

А Белый дом использует вопрос военного присутствия в качестве элемента большой дипломатической игры с Германией, включающего «обмен любезностями» с Ангелой Меркель и противодействие завершению строительства Nord Stream 2. Ситуация может измениться разве что в случае достижения договоренности об усилении американского военного присутствия в Польше, которой это важно в процессе борьбы за статус ключевого партнера США в Европе.

Хотя не стоит забывать еще об одной цели Трампа — стимулировать западноевропейских партнеров к более активному инвестированию в систему коллективной безопасности. И в рамках этой задачи вывод части американских сил — мощный ход в непростых торгах между Вашингтоном, с одной стороны, и Парижем с Берлином — с другой.

Североатлантический альянс продолжает оставаться фундаментом международной системы безопасности. Демонстрируя свой потенциал, в Брюсселе одновременно готовятся к возможной новой волне COVID-19, противодействуют дезинформации, производимой Россией и Китаем в промышленных масштабах, и не собираются отказываться от собственной ведущей роли. Столтенберг отмечает, что именно НАТО является объединяющим фактором для Европы и Северной Америки, его наличие лишает практического смысла попытки сменить расстановку сил в современном мире.

Да, НАТО остается наиболее мощным военно-политическим союзом в современном мире. При этом реагировать на новые вызовы в Брюсселе стремятся не только привычными силовыми методами, но и предлагая асимметричные ходы и решения. Продолжение, несомненно, последует.

Так как РФ, используя повод — празднование 75-летия победы во Второй мировой войне, запускает новый виток противостояния с НАТО. Во время визита в Белград, 18 июня, министр иностранных дел РФ Сергей Лавров сделал заявку на активное вмешательство в дела на Балканах и прозрачно намекнул на Украину: «Россия всегда будет отстаивать интересы православных церквей, всегда будет выступать против попыток государственного вмешательства в их внутренние дела, будет действовать рука об руку с иерархами православных церквей в продвижении идеалов миротворчества для искоренения многочисленных конфликтов на нашем пространстве».

В тот же день президент Сербии Александр Вучич заявил о просьбе к России защитить православную церковь на Балканах, с учетом происходящего в Черногории и регионе. Это было реакцией на то, что 27 декабря 2019 года черногорский парламент утвердил закон О свободе вероисповедания и убеждений и правовом положении религиозных общин. Утверждается, что этот закон должен ограничить влияние Сербской православной церкви, которая, по мнению президента Черногории Мило Джукановича, является религиозным монополистом в стране.

21 июня в программном телеинтервью Путин заявил весьма многообещающе: «Если та или иная республика, вошла в состав Советского Союза, но получила в свой багаж огромное количество российских земель, традиционных исторических российских территорий, а потом вдруг решила выйти из состава этого Союза. Ну тогда бы выходила с тем, с чем пришла, и не тащила бы с собой подарки от русского народа».

Брюсселю и Вашингтону есть о чем думать. Киеву, Астане, Минску — тоже.