Две экс-заключенные рассказали о колонии, в которой сидит Тимошенко

Две экс-заключенные Качановской женской исправительной колонии в Харькове, где содержится экс-премьер Юлия Тимошенко, рассказали об условиях в исправительном учреждении.

Об этом пишет Gazeta.ua.

91-летняя Ольга Самойляк отсидела пять лет за заказное убийство. Ее соседка, больная шизофренией, отравилась после угроз сжечь пожилой женщине дом. В позапрошлом году вышла на свободу.

«Жила в большой комнате на 50 человек. Для таких, как Юля, есть отдельные хорошие комнаты. К ним никогда не заходила. Наши кровати стояли в три ряда, пару столов и телевизор. Бывало, проснусь в шесть утра, вскочила, кровать застелила, и бегу в туалет воды в ведро набрать. Каждая должна помыть пол возле своей кровати», — рассказала она изданию.

Столовая в колонии большая. Сидят по шесть человек за столом. «Я часто в столовую не ходила, потому что старая, больная. Мне только девушки приносили. Кормили нас хорошо: на праздники были мясо, рыба, конфеты. Кушать дают трижды в день. Еще и родные передачи приносят. Голодные не были. Кто имел деньги, мог скупиться в магазине. Там и продукты, и одежду привозили. Девушки брали кофточки всякие, тужурки. В баню водят раз в неделю. Когда-то там на мокром пороге споткнулась, коленом упала. Даже сейчас сустав болит», — продолжила Самойляк.

По территории можно ходить свободно. «Кругом красота — деревья, цветов много. Охранники — сами женщины. И начальница тоже женщина. Не помню, как ее зовут, но хорошая. Могла замечание сделать, но не кричала. На территории есть церковь. К ней часто наши ходили. Там подарки раздавали — конфеты, печенье. Еще есть клуб, где позволяли танцы устраивать. Сами пели, концерты себе организовывали», — вспоминает женщина.

«В каждой комнате есть своя старшая, которую выбирают сами девочки. Ее надо слушать. Она следит за порядком, чтобы не было скандалов в комнате. Вечером вместе смотрели телевизор. Там новости — самое главное. Сериалы не очень почитаются», — сказала Самойляк.

44-летняя Татьяна полтора года назад вышла из Качановской колонии. С сожителем живет в городе Вишневое под Киевом.

«Шесть лет отсидела за убийство беременной женщины. Говорить об этом не буду. Если честно — в Качанке хорошо, насколько это возможно в таких условиях. Крыша над головой, есть дают, работа есть. На воле все это искать надо», — сообщила она.

«Сначала показалось, что это пансионат. Двух- и трехэтажные домики, внутри по несколько комнат. Кухня, умывальники, туалет, наверху спальня, кабинеты охранников. Есть зал со стульями перед большим телевизором. В одной камере по восемь-десять женщин», — отметила Татьяна.

По ее словам, в женской зоне конфликтов мало — дружат, разбиваются на группки. «Кормят хорошо. У меня внучка в детский сад пошла — то там хуже. В тюрьме — каши, картофель, масло, мясо вареное, овощи. Пайка — два кусочка хлеба. Можно было еще один попросить. Сала почти не давали», — добавила женщина.

После колонии она не имеет ни одной вещи синего цвета. «Самое трудное — это контроль. Заходят — всем встать. Тумбочку несколько раз в неделю проверяют. Лишнюю пачку чая отбирают, могут оштрафовать. После колонии ненавижу синий цвет. Никакой вещи синей нет. Там на этом цвете как помешанные. Куртки, халаты, обои, плитка в санузлах — все синее», — пожаловалась Татьяна.