Корреспондент: Хуже тюрьмы. Количество украинцев, которые без доказательства вины сидят в СИЗО, бьет европейские рекорды

14.08.2012 09:15
Украина

Количество соотечественников, которые без доказательства какой-либо вины томятся за решетками СИЗО в нечеловеческих условиях, бьет европейские рекорды. Что так жить нельзя, уже признала даже власть, - пишет Кристина Бердинских в № 31 журнала Корреспондент от 10 августа 2012 года.

Ожидание смерти, вернее, приговора, хуже самой смерти, тоесть тюремного срока. Бывший спортсмен Богдан Хмельницкий, 35-летний жительКиевской области, теперь знает это совершенно точно.

Такое знание пришло к однофамильцу знаменитого гетманавместе с запахом протухшей селедки — им были наполнены четыре года жизни,которые он как подозреваемый в краже автомобиля провел в киевском следственномизоляторе, печально известной Лукьяновке.

48 месяцев, пока шло следствие, Хмельницкий провалялся нанарах в переполненной прокуренной камере. Селедкой здесь благоухала любаяказенная еда — ее развозили в двух 40-литровых бочках, которые никто неудосуживался мыть, и остатки пищи, в том числе и соленой рыбы, намертво оселина их дно.

В СИЗО, которых в стране насчитывается 34 штуки, содержатся 33,5 тыс. человек, и более половины из них — лишь подследственные.

Хмельницкий провел бы в этом кошмаре больше времени, но судизменил меру пресечения, и бывший спортсмен вышел под залог. Теперь, продолжаяожидать приговора, он с содроганием вспоминает о том, в каких условиях можетоказаться в Украине не преступник, а всего лишь подозреваемый.

Он стал правозащитником, пытаясь облегчить быт другихсоотечественников, находящихся в призрачном мире между свободой и тюрьмой. Атаких в Украине, по последним подсчетам Международного центра изучения тюрем(МЦИТ) за 2012 год, хватит, чтобы населить районный центр: в СИЗО, которых встране насчитывается 34 штуки, содержатся 33,5 тыс. человек, и более половиныиз них — лишь подследственные. Многие из этих людей довольствуются 1 кв. мплощади, спят по очереди и всего час в день проводят вне стен камеры.

По числу обитателей изоляторов Украина, по данным МЦИТ, занимаеттретье место на европейском континенте, пропустив вперед Россию (111,2 тыс.человек) и Турцию (64,9 тыс.). Даже в тех европейских странах, где населениеболее многочисленно, чем в Украине, — Германии, Франции, Великобритании, Италиии Испании — в СИЗО в разы меньше обитателей.

Причина перенаселенности украинских изоляторов кроется визлишней суровости законов, предусматривающих уголовную ответственность занезначительные проступки. Также правозащитники винят правоохранителей, которыеради положительной статистики раскрываемости преступлений готовы помещать подстражу едва ли не каждого подозреваемого. Заднего хода у системы нет: любойвыпущенный из СИЗО портит показатели.

Причина перенаселенности украинских изоляторов кроется в излишней суровости законов, предусматривающих уголовную ответственность за незначительные проступки.

“Это в нормальных странах действует презумпция невиновности,а у нас следуют логике: есть человек, а дело к нему найдется”, — уверяетХмельницкий.

О том, что условия в изоляторах шокируют, давно говорят правозащитники.“Парадоксально, но невиновный человек живет в СИЗО в значительно худших условиях,чем тот, кто уже осужден и сидит в колонии”, — отмечает Андрей Диденко,координатор программ Харьковской правозащитной группы.

Лишь недавно, в июле этого года, проблему признали на высшемуровне, когда генпрокурор Виктор Пшонка заявил, что украинские изоляторынепригодны для содержания людей.

Теперь власть пытается срочно разгрузить СИЗО, проверяя расследованиеряда дел, создавая в колониях временные изоляторы и уповая на новыйУголовно-процессуальный кодекс (УПК), предусматривающий задержание лишь техлюдей, кого подозревают в совершении тяжких преступлений.

Круги скрытого ада

Когда Корреспондент начал собирать свидетельства бывших инынешних обитателей украинских СИЗО об условиях содержания, оказалось, что вкаких бы изоляторах ни сидели эти люди, их впечатления как будто написаны подкопирку.

Например, Хмельницкий говорит, что в его камере была высокаявлажность, стены покрыты опасной для здоровья плесенью. Кроме того, в помещениипостоянно стоял столбом табачный дым — местное население активно курит, ивозмущаться по этому поводу не стоит: подобное считается нарушением негласныхзаконов, и виновного могут избить.

Питание поставлено из рук вон плохо: обитателям СИЗО варятмалосъедобную баланду, поэтому едва ли не все питаются тем, что им передают своли.

Обитателям СИЗО варят малосъедобную баланду, поэтому едва ли не все питаются тем, что им передают с воли.

Похожую картину описал и Юрий Луценко, экс-министр МВД,который уже более года знакомится с бытом Лукьяновки в качестве узника. Встаром корпусе столичного СИЗО, построенном еще в XIX веке и так поразившемХмельницкого, он провел 458 дней, после чего его перевели в другое, болеесовременное здание, которое экс-чиновник иронично назвал “еврохатой”.

Здесь стены уже без грибка, в камере есть нормальныйсанузел, а не дыра в полу, не прикрытая от посторонних даже минимальной занавеской.Луценко оценил на новом “месте жительства” и деревянные кровати вместо прежнихнар, и наличие стола, полки, шкафчика для посуды и книг, а также тумбочки. Впрежней его камере всего этого не было и в помине.

Но самое главное — в новом помещении есть большое окно и нормальноеосвещение, написал из изолятора бывший глава МВД. Но главная беда Лукьяновки нестарый корпус, а тотальная перенаселенность: в некоторых камерах на одногопостояльца приходится не более 1 кв. м жилой площади, тогда как порекомендациям Совета Европы каждому человеку, находящемуся за решеткой,положено до 4 кв. м личного пространства. Украинское законодательство болеежесткое — на арестанта дозволено выделять 2,5 кв. м. И даже эти нормы вЛукьяновке не выполняются — часто камеры перенаселены вдвое.

Это проблема не только столичного изолятора. В сотняхкилометров от Киева — в Крыму, в Симферопольском СИЗО, — ситуация такая же. Пословам 45-летнего крымчанина Руслана, не захотевшего называть свою фамилию, в местномизоляторе, где он провел несколько лет, в 15-местных камерах живут по 40человек.

Чтобы вместить всех, администрация в некоторых помещениях оборудовала даже не двух-, а трехъярусные нары.

Чтобы вместить всех, администрация в некоторых помещенияхоборудовала даже не двух-, а трехъярусные нары. Все равно мест не хватает, поэтомулюди спят по очереди: кто-то — ночью, а иные — днем.

На четыре десятка человек приходится один туалет, белье стираюти сушат здесь же, постоянно работающие кипятильники создают пелену тумана. Врезультате в камерах нельзя свободно вздохнуть, а их стены покрывает многолетнийгрибок.

Картина быта Лукьяновского и Симферопольского СИЗО не удивилаобитателя следственного изолятора в Черкассах, который, узнав от знакомых орасследовании Корреспондента, сумел перезвонить из камеры в редакцию поздним вечером.От себя он добавил еще пару деталей. Например, рассказал, что в СИЗО лучше неболеть. Список медикаментов, которые выдают фельдшеры от всех возможныхнедугов, короток до неприличия: в него обычно входят два лекарства — анальгин иацетилсалициловая кислота.

С учетом того, что в подобных условиях подследственные находятсямесяцами, неудивительно, что, по данным экспертов, как минимум половина всехсидельцев имеют серьезные проблемы со здоровьем вплоть до туберкулеза.

Взятка охранникам и начальству позволяет получать больше продуктовых передач, иметь мобильный телефон, книги

По словам черкасского узника, подследственные страдают нетолько от условий жизни, но и от произвола местного начальства, котороефизически наказывает недовольных. “Этот мирок [СИЗО] постоянно живет в страхе”,- негромко сказал он по телефону.

Еще один бич СИЗО, о котором говорят все опрошенные изданиемлюди, имеющие опыт пребывания за решеткой, — повальная коррупция. Деньги творятчудеса: взятка охранникам и начальству позволяет получать больше продуктовыхпередач, иметь мобильный телефон, книги. Даже условия содержания при наличииденег можно заметно улучшить.

“Там, где платят, хоть вчетвером сиди в многоместной “хате”[камере]”, — говорит Руслан из Крыма.

Правозащитник Эдуард Синяговский, вспоминая свой опытсодержания в следственном изоляторе, утверждает, что в СИЗО можно даже купитьнаркотики или организовать интимную встречу с женщиной.

Освободительная борьба

Почти 34 тыс. временно изолированных от украинского общества- это необычайно много по меркам развитых европейских стран. Но ни такие цифры,ни тяжелые условия обитания в камерах долгое время не тревожили власть имущих,хотя едва ли не в каждом правительстве были чиновники, на своей шкуре ощутившиевсе прелести жизни за решеткой изолятора.

Встрепенуться власть заставили жалобы правозащитников,внимание мировой общественности к делам экс-премьера Юлии Тимошенко и Луценко,а также скандальный сюжет о реальном быте Лукьяновки журналиста КонстантинаУсова, показанный на оппозиционном канале ТВі.

  Тюрьма №1. Фильм Константина Усова о быте заключенных в Лукьяновском СИЗО 

В итоге власти вынуждены были признать проблему. “Вподавляющем большинстве СИЗО камерные помещения в неудовлетворительномсостоянии и непригодны для содержания людей”, — заявил в начале июля Пшонка.

Следствие в Украине борется за хорошие показатели раскрываемости, поэтому людей могут задержать по малейшему подозрению, а потом всеми правдами и неправдами доказывать их вину

Разгрузить СИЗО, по словам шефа Генпрокуратуры, мешаютнеобъективные аресты, необоснованное продление сроков задержания, волокита ислабое качество следствия. Правозащитники объясняют ситуацию проще: следствие вУкраине борется за хорошие показатели раскрываемости, поэтому людей могутзадержать по малейшему подозрению, а потом всеми правдами и неправдамидоказывать их вину.

Результат — камеры СИЗО переполнены украинцами, которыемесяцами и годами находятся под следствием. По данным Андрея Портнова,руководителя Главного управления по вопросам судоустройства АдминистрацииПрезидента, которые он озвучил в интервью Корреспонденту, фактически половинудел, попадающих в суды, люди в мантиях отправляют на дополнительноерасследование. А оно по нынешним законам может длиться очень долго.

О размахе подобной практики говорит и тот факт, что дажепосле проведенных ГПУ на скорую руку проверок СИЗО с начала года освободилиболее 4 тыс. человек. Еще 2 тыс., по данным пенитенциарной службы, перевели насодержание вне изоляторов — на специальные участки в исправительных колониях.

Однако все это, по мнению экспертов, похоже на экстренноелатание дыр. Сидящий за решеткой Луценко уверен, что проблему можно решитькардинально, введя ответственность для следователей, прокуроров и судей вслучае, если они отправили человека на нары, а Европейский суд признал арестнезаконным. За последние пять лет Украина проиграла более 500 таких дел.

Арест и содержание в СИЗО дают обществу рост числа хронических заболеваний, риск распространения туберкулеза и множество физически и психологически надломленных людей

“Очищение системы от 1.000 причастных к этому [необоснованнымарестам] должностных лиц станет прививкой от повторения заказных расправ вбудущем”, — уверен экс-министр.

Но даже если не идти подобным путем, можно легко разгрузитьСИЗО как минимум на 20%. Именно такая часть сидельцев, по данным пенитенциарнойслужбы, временно изолированы по подозрению в совершении преступлений мелких исредней тяжести. Их, согласно практике передовых стран Европы и Америки, вполнеможно было бы отпустить на поруки или под залог.

По словам правозащитников, доля таких задержанных даже выше- мол, каждый третий обитатель СИЗО мог бы на период следствия оставаться наволе. Евгений Захаров, глава Харьковской правозащитной группы, надеется, что вскором времени так и случится: 1 ноября в стране вступит в силу новый УПК,который предусматривает отправку в СИЗО лишь подозреваемых в совершении тяжкихпреступлений.

И лучше бы так и произошло. Ведь эксперты говорят, что арести содержание в СИЗО дают обществу рост числа хронических заболеваний, рискраспространения туберкулеза и множество физически и психологически надломленныхлюдей.

“Если человек провел в СИЗО четыре-пять лет, столько же емупонадобится на восстановление”, — уверен правозащитник Синяговский.

Временно сидящие

Украиназанимает третье место в Европе по числу людей, находящихся в следственныхизоляторах

Страна

Количество заключенных,

находящихся в СИЗО,

тыс. чел.

Россия

111,2

Турция

64,9

Украина

33,5

Италия

26,6

Франция

16,8

Англия

11,8

Испания

11,2

Германия

10,7

Польша

7,7

Беларусь

6,2

ДанныеInternational Centre for Prison Studies

Этот материал опубликован в №31 журнала Корреспондент от 10 августа 2012 года. Перепечатка публикаций журнала Корреспондент в полном объеме запрещена. С правилами использования материалов журнала Корреспондент,опубликованных на сайте Корреспондент.net, можно ознакомиться здесь.