Корреспондент: Крымско-казацкое войско. В Крыму активизировались неформальные военизированные объединения

30.08.2011 10:02
Украина

В Крыму активизировались так называемые казаки - группировки общей численностью более 30 тыс. человек. Они поддерживают пророссийские настроения и противостоят властям и крымским татарам, - пишет Кристина Бердинских в №33 журнала Корреспондент от 26 августа 2011 года.

По 300 человек с каждой стороны, камни и дубинки,кровь — так выглядела массовая драка между милицией и крымскими казаками 2 июлянеподалеку от трассы Феодосия — Власовка. Казаки, игнорируя судебный запрет, пыталисьустановить здесь так называемый поклонный православный крест. Навстречу»крестоносцам» вышли сотрудники Беркута и Внутренних войск. В итоге началась»лютая сеча», в ходе которой 15 гражданских лиц получили ранения, еще десятерыхарестовали.Крест установлен не был, зато страна узнала, что всамой горячей ее точке — на Крымском полуострове — активно действуютнеформальные военизированные объединения людей, называющих себя казаками.Они появились еще в 1994 году с легкой руки ЮрияМешкова, первого и последнего президента упраздненной независимой РеспубликиКрым. Казаки стали активным пророссийским элементом местной политики ивыразителями интересов русскоязычных жителей, недовольных действиями крымскихтатар.Казаки стали активным пророссийским элементом местной политики и выразителями интересов русскоязычных жителей, недовольных действиями крымских татар.»Если кто-то считает, что [казаки] это ряженые — это не так. У них четкая структура и цели», -говорит Корреспонденту Али Хамзин,руководитель отдела внешних связей Меджлиса крымско-татарского народа. Спервого дня своего существования казачьи организации активно противостояли егосоплеменникам.На сегодня эти «антитатары» превратились в довольномногочисленную силу. По словам Владимира Карпова, инициатора появления подобныхобъединений в Крыму и гетмана Южнорусского реестрового казачества Войсконизовое, только в его организации числятся около 30 тыс. человек. Эти люди неживут компактно, но действуют сообща.Подобных, разве что не таких многочисленных,общественных объединений в Крыму около десятка. И хотя общее количество людей,причисляющих себя к потомкам вольных степных воинов, неизвестно, их немало. Покрайней мере если судить по тому, что представлены казаки почти во всехрегионах автономии.Активность их группировок уже выплескивается запределы полуострова. Так, 9 мая во Львове в масштабной потасовке спредставителями Всеукраинского объединения Свобода участвовали и члены русскойобщины Соболь Виталия Храмова.Наши казакиИскать казачьи станицы в Крыму бессмысленно — ихпопросту нет. Есть лишь общественные организации и отдельные общины, членыкоторых носят гордое звание славянских степных воинов. Казаки по-крымски — это горожане или селяне, живущиев самых разных уголках полуострова. Вместе они собираются либо в церкви, либона праздники, либо на какие-то совместные акции. В основном это обычные люди,правда, зачастую следящие за своим физическим состоянием и занимающиесяединоборствами. Но главная их сила — в сплоченности.Казаки по-крымски — это горожане или селяне, живущие в самых разных уголках полуострова. Вместе они собираются либо в церкви, либо на праздники, либо на какие-то совместные акции»Большая часть казачьего контингента в Крыму святоверит, что они — казаки, выдумывают себе родословные. Но вероятность того, чтокто-то из них имеет отношение к какому-либо из казачеств, примерно такая же,как в среднем по населению», — рассказывает Александр Богомолов, глава Центраближневосточных исследований.То, что для эксперта повод для иронии, для Карпова — жизнь.На встречу с Корреспондентом этот58-летний седовласый человек с усами и бородой надел парадную форму — фуражку,китель с погонами. Сидя в одном из помещений созданного им в СимферополеПравославного казачьего кадетского корпуса имени Святого апостола АндреяПервозванного — школы-интерната для мальчиков и девочек 1-11 классов, — оночень серьезно заявляет, что его отец был донским казаком, мать происходит изрода запорожцев. А дальше начинает обстоятельный рассказ о своемНизовом войске. В него, по словам Карпова, входят около 30 тыс. членов, которыеразделяют «основные ценности» — признают себя потомками Богдана Хмельницкого иподдерживают православие в лице Московского патриархата.Большая часть казачьего контингента в Крыму свято верит, что они — казаки, выдумывают себе родословные. Но вероятность того, что кто-то из них имеет отношение к какому-либо из казачеств, примерно такая же,как в среднем по населениюГлавная цель деятельности «войска» — восстановлениетрадиций. «Мы возрождаем казачью культуру, образ жизни, памятники», — уточняетон. Говоря это, Карпов поглаживает рукой гетманскую булаву — символ своейвласти. Его не смущает, что казачью культуру он пропагандирует на землях,которые никогда казачьими не были.За окнами, на улице, проходят муштру живые примеры»возрождения» — разновозрастные кадеты. Кроме обычных школьных предметов этидети изучают православие, верховую езду, историю казачества, единоборства, учатсястрелять. «На каждый класс есть три офицера-воспитателя. Класс- это застава», — так, используя военную терминологию, гетман описывает сутьобразовательного процесса «по-казацки».За все это удовольствие кадетский корпус берет сродителей учеников (а их здесь, по словам Карпова, около 1 тыс.) по 2,5 тыс.грн. в месяц. Причем, если семья не в состоянии платить, кадет может отработатьобучение. «Например, мы учим детей виноград убирать. Фермеры нам платят, а мыэти деньги распределяем детям на личный счет. Он [ученик] окончит школу, сможет купить квартиру, машину», — уверяетгетман.Проверить слова Карпова пока невозможно — учебноезаведение существует первый год. При этом у него уже появились большиепроблемы: родители некоторых кадетов летом обратились в Минобразования Крыма спросьбой проверить, есть ли у корпуса разрешение учить детей. Ответ обескуражилих: лицензии не оказалось. Сейчас с этой «неувязочкой» разбирается местнаяпрокуратура.На все рукиЦели, схожие с теми, что озвучивает Карпов, — возрождениекультуры и следование идеям православия — провозглашают и другие крупные местныеорганизации подобного толка. Например, Крымский казачий союз во главе сВладимиром Черкашиным, экс-депутатом Верховного совета АР Крым от Русскойобщины. Или Объединение казаков Крыма.Однако только лишь традициями деятельность казаков неограничивается. Сергей Веселовский, сопредседатель крымского Движенияантифашистов имени Павла Судоплатова, в недавнем прошлом активист партииРусское единство, рассказывает, что поначалу казаки действительно пыталисьвоссоздать традиционные общины. Но очень скоро, помимо романтиков, в движениипоявились практики — чиновники, экс-силовики, участники разгромленныхорганизованных преступных группировок. Благодаря этим людям казачьи структуры частичнопревратились в институт уличной борьбы — их стали нанимать для охраны разныхобъектов и рейдерских захватов.Поначалу казаки действительно пытались воссоздать традиционные общины. Но очень скоро, помимо романтиков, в движении появились практики — чиновники, экс-силовики, участники разгромленных организованных преступных группировокПо словам Геннадия Москаля, нардепа и бывшегоглавного милиционера Крыма, этим деятельность казаков не ограничивается. Онвспоминает, что в 2006 году эти организации активно участвовали в уличных акциях,которые привели к срыву регулярно проходящих в Украине совместных с НАТО ученийСи Бриз.Региональная политика действительно не чужда»станишникам». Карпов говорит, что накануне любых выборов он подписываетконтракт с какой-либо наиболее близкой по духу крымской политсилой, обязуясьподдерживать ее. Например, на последних местных выборах, в 2010 году,гетман оказался в списке Партии нового поколения Украины. Он признается, что партиябыла техническим проектом недавно умершего регионала Василия Джарты, главыСовмина республики. «Нам поставили задачу отработать левое крыло», — говоритКарпов, объясняя, что его «войско» перехватывало электорат у левых сил, преждевсего у коммунистов и Русского единства.Силовое крылоВ последнее время казачья среда радикализируется.Примером тому стала бурная деятельность, которую развила в нынешнем годурусская община Соболь. Ее члены — а это несколько сотен крепких ребят — участвовалив столкновениях с националистами во Львове 9 мая, устанавливали поклонныекресты на полуострове, и именно они подрались с милицией под Феодосией.Чтобы успокоить пыл «общинников», милиция Симферополявознамерилась выдворить их лидера Храмова из страны за то, что он якобыявляется гражданином Российской Федерации. Сам атаман сегодня оспариваетрешение МВД в суде.»Это аплодисменты мне как общественному деятелю.Значит, даже спецслужбам я не под силу. Потому что я русской честью не торгую»,- говорит Корреспонденту Храмов вовремя встречи в Симферополе. На нее этот спокойный двухметровый гигант соскромной улыбкой пришел в джинсах и футболке. Ничто в нем не выдавало никазака, ни громилу, способного драться с правоохранителями.Чтобы успокоить пыл «общинников», милиция Симферополя вознамерилась выдворить их лидера Храмова из страны за то, что он якобы является гражданином Российской ФедерацииПродолжая улыбаться, Храмов объясняет собственныевзгляды на крымско-казачью жизнь. Говорит, что строить станицы и школынеобязательно, главное, чтобы община была мобильной и в случае чего моглаоперативно собраться. В его организации, например, действует системаоповещения, в короткий срок позволяющая собрать всех казаков. Потому-то Собольв последнее время все чаще оказывается в гуще событий — храмовские ребята легкина подъем.А вообще, в Соболь входят не боевики, а православныехристиане, для которых фундаментальная ценность — это семья, говорит Храмов. В этом вопросе он безусловный авторитет: у Храмовадве жены, по крайней мере так он называет женщин, с которыми живет, и в общейсложности 15 детей. Мало того, сейчас атаман ожидает появления 16-го ребенка. То ли шутя, то ли на полном серьезе он говорит, чтоказачья община — это такая структура жизненного уклада, которая неподразумевает формальных связей. Сам Храмов полностью посвящает себя общине. Ондаже работает в ней же — главой.Еще повоюютНа сегодня казаки превратились в значимыйантитатарский и пророссийский элемент на политической карте полуострова. Причемодно логично проистекает из другого.Так, пытаясь играть на симпатиях местного населения кМоскве (а по данным Центра Разумкова, сегодня каждый четвертый крымчанинподдерживает идею присоединения республики к России), они наталкиваются напротиводействие татар, цель которых — все более полная автономия. В результатеповодом для противостояния может стать все что угодно.В этом году конфликт спровоцировал горсоветСимферополя, разрешив отвести земельный участок площадью 2,7 га подстроительство Соборной мечети. В ответ на это решение казаки стали проводить наполуострове массовые акции с установлением поклонных крестов, уверен Хамзин. На сегодня казаки превратились в значимый антитатарский и пророссийский элемент на политической карте полуостроваПричем он считает, что таким образом казакизахватывают землю. «Вначале устанавливают крест, потом, через некоторое время,рядом появляется кафе — и территория уже захвачена», — говорит меджлисовец.Эксперты уверены, что меркантильные интересы стоят и затеплыми чувствами к России. Мол, РФ финансово поддерживает казаков.Сами казаки это категорически отрицают. Да и в СБУ Корреспонденту заявили, что информациейо финансировании иностранными фондами казачьих организаций они не владеют. Такчто любовь к России — это от души.А вот с Украиной — а точнее, с Киевом — отношения указаков не складываются. Нынешние власть имущие, которые ранее охотно разыгрывали пророссийскую карту и прибегали к услугам казаков, теперь заняты укреплением вертикали власти. Для них любые организации,не встроенные в эту систему, потенциально опасны. Раньше, когда власть представляли национально ориентированныесилы, центр видел в их деятельности руку Москвы. А нынешние власть имущие,которые ранее охотно разыгрывали пророссийскую карту и прибегали к услугамказаков, теперь заняты укреплением вертикали власти. Для них любые организации,не встроенные в эту систему, потенциально опасны. Именно поэтому, считает Москаль, правоохранителистали жестко реагировать на казачьи акции. Нардеп прогнозирует, что поддавлением властей движение навсегда сойдет с политической карты Крыма.Однако это взгляд из Киева. А вот Хамзин, живущий вКрыму, уверен: православное воинство себя еще покажет. «Казаки сегодня — таорганизация, которая может достаточно активно принять участие в любых событиях.И спровоцировать реакцию, которая им будет необходима в политических целях», — эмоциональнозаявляет член Меджлиса.***Этот материал опубликован в №33 журнала Корреспондент от 26 августа 2011 года. Перепечатка публикаций журнала Корреспондент в полном объеме запрещена. С правилами использования материалов журнала Корреспондент,опубликованных на сайте Корреспондент.net, можно ознакомиться здесь.