Корреспондент: Украинский диагноз. Исследование ценностей разных народов Европы показало к чему стремятся украинцы

Данные первого панъевропейского исследования ценностей разных народов Европы показывает среднего украинца как инфантильного, зацикленного на материальных ценностях индивидуума, неспособного радоваться жизни. Виной всему — советское прошлое и бедное настоящееКогда австрийцу Отто Шайберу, проработавшему в Киеве более двух лет финансовым директором филиала одной из международных телекоммуникационных компаний, его киевские руководители выделили в качестве служебной машины огромный дорогой внедорожник Chevrolet Suburban, он был слегка шокирован.

«Когда понял, что расходы для фирмы по оплате моего топлива будут чрезмерными, то попросил поменять его на автомобиль покомпактнее, — рассказывает иностранец. — Когда озвучил свою просьбу, я видел недоумение на лицах украинских коллег, сплошь приезжавших к офису на очень больших машинах. Для них это [просьба Шайбера] было сродни некой самоинициированной потери статуса — в их понимании что-то унизительное».

Стремление среднего украинца, а также близких ему по менталитету выходцев из бывшего СССР выглядеть лучше, чем они могут себе позволить, и озабоченность материальным благосостоянием и статусом — первое, что бросается в глаза приезжим европейцам.

Стремление среднего украинца, а также близких ему по менталитету выходцев из бывшего СССР выглядеть лучше, чем они могут себе позволить, и озабоченность материальным благосостоянием и статусом — первое, что бросается в глаза приезжим европейцам.

Это подтверждают и результаты исследования 2010 года Базовые ценности россиян в европейском контексте, в рамках которого сотрудники Института социологии Российской академии наук Владимир Магун и Максим Руднев по восьми параметрам проанализировали ценности граждан 25 стран Старого Света, включая украинцев. Работа проводилась совместно с проектом Европейское социальное исследование — многолетним сравнительным анализом изменения установок, взглядов, ценностей и поведения населения Европы.

«Украина значительно опережает остальные страны [Европы] по тому компоненту, где в фокусе — богатство и власть над людьми, но не демонстрация своих способностей», — с сожалением констатирует Магун, добавляя, что похожие результаты в этой дисциплине, правда, показали и его соотечественники. Лидируют же в этом компоненте литовцы.

К главной черте типичного украинца исследователи добавляют еще несколько — озабоченность собственной безопасностью, неумение самостоятельно принимать решения, настороженное отношение к переменам, слабовыраженное стремление радоваться жизни. Все они, по мнению аналитиков, порождены главным образом одним обстоятельством — неуверенностью в завтрашнем дне.

К главной черте типичного украинца исследователи добавляют еще несколько — озабоченность собственной безопасностью, неумение самостоятельно принимать решения, настороженное отношение к переменам, слабовыраженное стремление радоваться жизни

В этом граждане Украины радикально отличаются от жителей большинства европейских стран с многолетней демократией, низким индексом коррумпированности органов управления и стабильной экономикой — к примеру, от скандинавских государств Дании или Швеции и стран северо-запада континента, таких как Голландия, Бельгия, Франция и Германия.

«Для немца, например, неуверенность в завтрашнем дне — понятие временное, которое может быть вызвано [разве что] экономическим кризисом. Ведь родился и вырос он в стабильном государстве, и это дает ему серьезные основания надеяться на лучшее, — полагает Игорь Тищенко, эксперт исследовательской группы Рейтинг. — Украинцу в этом плане намного труднее, поскольку неуверенность в завтрашнем дне для него — уже не ситуативное явление, а диагноз».

Портрет нации

39-летний столичный дизайнер Дмитрий Корчагин рассказывает о своем двоюродном брате, который снимает малогабаритную однокомнатную квартиру в малопрестижном районе столицы Новая Дарница, трудится на двух работах и при этом ездит на новеньком внедорожнике Nissan X-Trail (стоимостью $ 27-29 тыс.), купленном в кредит. «Скоро на бензин не будет, а все туда же!» — не одобряет Корчагин брата.

Шайбер дополняет этот индивидуальный портрет наблюдениями за киевской повседневной жизнью. «Я видел множество клиентов, которые, судя по всему, пока что явно не дотягивали до представителей среднего класса, — рассказывает австриец. — Но у большинства из них были на руках смартфоны стоимостью порядка $ 800-1.000. Такое несоответствие умиляло. В Европе подобного не встретишь».

Тот факт, что для осознания собственной состоятельности украинцам необходимо состояние, подтверждают и данные соцопроса экспертно-коммуникационной группы Gorshenin Group

Так, к примеру, по шкале Самоутверждение, которая по методике исследования Базовые ценности определяет озабоченность материальной стороной бытия и социальным статусом, французы, финны и испанцы находятся в самой нижней части списка.

Тот факт, что для осознания собственной состоятельности украинцам необходимо состояние, подтверждают и данные соцопроса экспертно-коммуникационной группы Gorshenin Group, где первым номером в шкале ценностей 72,4% соотечественников видят материальную обеспеченность.

При этом французы, стоящие в самом конце шкалы Самоутверждение, — первые из всех европейцев, кто стремится радоваться жизни и получать от нее удовольствие.

А вот украинцев в их низком стремлении к гедонизму переплюнули только поляки, но присутствие последних в самом низу этой шкалы легко объясняется их традиционной религиозностью и консерватизмом.

С другой стороны, более других склонных к удовольствиям датчан и шведов практически совсем не волнуют проблемы их собственной безопасности, тогда как украинцы, россияне, венгры и болгары весьма этим озабочены.

И хотя по данным Gorshenin Group опасение за свое имущество и здоровье часто возникает лишь у четверти украинцев (26,2%), результаты исследования Магуна и Руднева говорят о том, что украинцев вопросы безопасности волнуют даже сильнее, чем жителей России с ее регулярными терактами.

Высокие места в графах Неготовность к принятию решений и Закрытость к переменам отражают, насколько глубоко в украинце сидит советский человек, во всем полагающийся на государство.

С россиянами соотечественники разделили и крайнюю закрытость для перемен и риска — в этом они занимают последние позиции рейтинга, который возглавляют Латвия, Нидерланды и Великобритания.

Бывшие собратья по соцлагерю уступают Западной Европе и по своему стремлению к самостоятельности. Здесь в самом хвосте шкалы к россиянам и украинцам примкнули поляки, болгары, эстонцы. Исследователи считают, что высокие места в графах Неготовность к принятию решений и Закрытость к переменам отражают, насколько глубоко в украинце сидит советский человек, во всем полагающийся на государство.

Результаты всех этих нехитрых наблюдений свидетельствуют, что соотечественники оказываются на полюсах, противоположных всей Европе, чаще всего в компании со своими бывшими соседями по соцлагерю, а совместное социалистическое прошлое во многом определяет их ментальные качества, полагают аналитики.

Совок в голове

Александр Охрименко, председатель наблюдательного совета банка Центр, гордо позируя Корреспонденту на фоне работающих подчиненных, всем своим видом подчеркивает, что своей нынешней жизнью и статусом он вполне доволен.

По мнению банкира, для него, как и для большинства соотечественников, главным фактором личного успеха является материальное благосостояние. Охрименко уверен, что так сложилось исторически.

«Только вот во времена Советского Союза об этом нельзя было говорить открыто, — рассуждает банкир. — Уже забылось, как в СССР население с большим трудом и по блату доставало хрусталь и ковры, которые тогда ценились как накопленное богатство».

Когда образ жизни богатых стал образцом для подражания на телевидении и в жизни, произошел всплеск ценностей именно материального благополучия

По мнению Александра Стражного, врача-психотерапевта и автора книги Украинский менталитет, сегодня принцип «хочешь жить — умей вертеться» так же актуален, как и 20 лет назад, однако в корне изменилась его суть. «Умей вертеться, чтобы заработать больше денег», — уточняет доктор.

В стремлении украинцев к самоутверждению за счет всего, что можно купить за дензнаки, можно усмотреть и позитивный момент, полагает эксперт Gorshenin Group Наталия Клаунинг. Мол, стремление к материальному благополучию — это «признак индивидуализма, которого раньше в нашем обществе не было».

Однако с переменами в постсоветском обществе существенно увеличился разрыв между богатыми и бедными, а когда образ жизни богатых стал образцом для подражания на телевидении и в жизни, произошел всплеск ценностей именно материального благополучия, делает вывод Руднев.

«В Европе доходы 10% самых богатых превышают доходы 10% самых бедных в шесть-десять раз, в Украине же — в 35 раз, — констатирует Тищенко. — Публичная демонстрация роскоши [богатыми] на фоне серых будней рядовых граждан поедает [последних] изнутри».

Лишь 1,2% соотечественников верят в то, что нельзя купить такие вещи, как решение суда, депутатский мандат, освобождение от уголовной ответственности, а также жизнь и свободу другого человека

На этом фоне коррумпированное государство к национальному комплексу неполноценности добавляет еще страх и неуверенность в собственной безопасности и завтрашнем дне.

Специалисты Gorshenin Group, основываясь на данных опросов, говорят, что сегодня лишь 1,2% соотечественников верят в то, что нельзя купить такие вещи, как решение суда, депутатский мандат, освобождение от уголовной ответственности, а также жизнь и свободу другого человека. Ранее, по данным экспертов, таких было в десятки раз больше.

В наследство от совка, по мнению экспертов, украинцам досталось и крайнее нежелание думать об окружающих людях и природе. По этому показателю они в самом низу шкалы Магуна и Руднева, тогда как возглавляют ее французы.

Немца Дитриха Трайса, консультанта в области сельского хозяйства, 11 лет живущего в Украине и не раз бывавшего в гостях у украинцев, всегда поражали «золотые краны в ванной и совершенно ободранный подъезд». Трайс уверяет, что в Германии бы скорее позаботились об общем.

Шлагбаум в Европу

Алексей Антипович, директор украинской социологической группы Рейтинг, полагает, что среднему соотечественнику с его системой ценностей не стоит пенять только на перманентно нестабильную экономическую ситуацию в стране — нужно еще покопаться в глубинах своей собственной ментальности.

«К сожалению, среднестатистический украинец достаточно пассивен в плане отстаивания своих экономических интересов», — подчеркивает социолог нежелание соотечественников в массе своей плыть против течения, рисковать ради перемен в своей жизни. «С одной стороны, мы недовольны уровнем своих заработков, а с другой — не хотим под разными предлогами заниматься собственным делом, и вместо этого возлагаем на власть имущих надежды о повышении зарплат и пенсий», — резюмирует Антипович.

Банкир Охрименко уверен, что главный принцип, унаследованный украинцами от совка — «пусть работают другие, а мне положено».

Невозможно себе представить, чтобы датчанин или немец, которому государство предоставляет все возможности работать и, главное, зарабатывать, тратил свое время в беседах «за жизнь», отмечают эксперты еще одну черту национального характера.

С одной стороны, мы недовольны уровнем своих заработков, а с другой — не хотим под разными предлогами заниматься собственным делом, и вместо этого возлагаем на власть имущих надежды о повышении зарплат и пенсий

Сюда же относится и любовь соотечественников к трепу в социальных сетях, куда переместились кухонные дискуссии времен застоя. Однако у части экспертов, анализирующих ментальность бывших граждан СССР, есть этому другое объяснение: люди по-прежнему боятся выражать свои протесты открыто.

Антипович так комментирует эту черту национального характера: «Нашей стране не хватает, в первую очередь, порядка и законности». А следствием такого положения дел он считает пренебрежение согражданами всем общественным и стремление заниматься только удовлетворением собственных нужд.

В итоге аналитики сходятся в одном: тотальное неверие в государственные институты власти с одной стороны и личная пассивность и равнодушие к окружающей жизни с другой и ставят невидимый шлагбаум между украинцами и жителями большинства стран Европы в том, что касается приоритетных жизненных ценностей.

Хотя Трайс не склонен драматизировать и смягчает вердикт. «И украинцы и немцы — европейцы, поэтому, я считаю, разница между ними минимальная, а 95% общего», — резюмирует поездивший по миру немец, считающий, что куда больше отличаются от европейцев, к примеру, жители США или Казахстана, а также мусульманских стран.

Какие ценности наиболее значимы для жителей 25 европейских стран

Место в рейтинге / Страна

Личная безопасность

1 Украина2 Россия3 Венгрия23 Нидерланды24 Швеция25 Дания

Приверженность традициям и зависимость от общественного мнения1 Польша2 Болгария3 Украина8 Россия23 Латвия24 Швейцария25 Австрия

Самостоятельность в принятии решений1 Швейцария2 Дания3 Нидерланды20 Россия23 Португалия24 Украина25 Болгария

Готовность идти на риск и открытость ко всему новому1 Латвия2 Нидерланды3 Великобритания23 Испания24 Россия25 Украина

Стремление веселиться и получать удовольствие от жизни (гедонизм)1 Франция2 Венгрия3 Австрия21 Россия23 Румыния24 Украина25 Польша

Самоутверждение (власть, статус, богатство)1 Латвия2 Румыния3 Россия6 Украина23 Испания24 Финляндия25 Франция

Забота о людях и о природе1 Франция2 Швейцария3 Финляндия16 Украина22 Россия23 Словакия24 Румыния25 Латвия

Данные European Social Survey

Что больше всего огорчает украинцев, %

40 – уровень доходов31 – собственное здоровье25 – здоровье близких21 – неуверенность в будущем15 – отсутствие работы, приносящей удовольствие14 – жилье10 – необустроенная жизнь детей9 – нереализованные возможности9 – отсутствие работы7 – ощущение безысходности

Что делает украинцев счастливыми, %

61 – семья47 – дети37 – друзья32 – просмотр телевизора27 – деньги19 – общение с природой17 – музыка16 – отпуск или каникулы16 – получение подарков15 – путешествия

Данные опросов социологической группы Рейтинг

Жизненные ориентиры жителей разных страны Европы

РоссиянинПриоритетные ценностиОчень высоко ценит личную безопасность и чувствует потребность в защите со стороны сильного государства. Чрезмерно обеспокоен признанием со стороны окружающих, богатством, властью и личным статусомНаименее важные ценностиНе слишком самостоятелен в принятии решений, не готов рисковать и искать приключений. Мало стремится получать удовольствие от жизни, а также не очень заботится о ближних и о природе

ФранцузПриоритетные ценностиЛучше других европейцев умеет веселиться и ценит возможность заниматься тем, что приносит удовольствие. Кроме того, крайне ценит равенство, заботится о близких людях и о состоянии окружающей средыНаименее важные ценностиНи во что не ставит статус, престиж, богатство и власть. Мало думает о личной безопасности

ГолландецПриоритетные ценностиВысоко ценит возможность самостоятельно принимать решения и творчески подходить к решению проблем. Всегда готов рисковать, любит все новоеНаименее важные ценностиНе слишком озабочен личной безопасностью, а также необходимостью следовать традициям. Независим от общественного мнения

НемецПриоритетные ценностиГлавные приоритеты — самостоятельность в принятии решений и возможность творчески подходить к решению проблемНаименее важные ценностиНе склонен идти на риск, мало привержен традициям. Чувствует себя комфортно, не заботясь об общественном мнении

ЛатышПриоритетные ценностиВсегда рад рискнуть, открыт навстречу новому. При этом высоко ценит богатство, стремясь к самоутверждениюНаименее важные ценностиНе привержен к традициям и не зависит от общественного мнения. Благополучие окружающих, равно как и вопросы экологии, его мало беспокоит

ПолякПриоритетные ценностиБольше других европейцев следует традициям и беспокоится о мнении окружающих. Очень ценит личную безопасность, считая, что государство должно ее обеспечивать в полной мереНаименее важные ценностиНе слишком самостоятелен в принятии решений. Гедонизм также не входит в перечень жизненных приоритетов

ШвейцарецПриоритетные ценностиГлавные ориентиры для него — благополучие окружающих людей, забота о природе, крайне важна самостоятельность в принятии решений. Не меньше ценит возможность повеселиться и получить удовольствие от жизниНаименее важные ценностиСовершенно не заботится о самоутверждении: статус, власть, богатство и успешность значат для него крайне мало. Также мало беспокоится о личной безопасности и о традициях, закрывая глаза на общественное мнение

На основе данных European Social Survey

***

Эта статья опубликована в №9 журнала Корреспондент от 11 марта 2011 года.

Перепечатка публикаций журнала Корреспондент запрещена.