Они ушли за рейтинг. Перестановки во власти

Президент Владимир Зеленский провел новый призыв на государственную

Владимир Зеленский решился сбросить пожирателей его рейтинга через полгода после назначения на их посты. "Молодые лица" уступили просто "новым лицам". Собирали новую команду в Кабмин снова впопыхах.

Президент Владимир Зеленский провел новый призыв на государственную службу. Причем собирать людей во власть ему с каждым разом становится все сложнее, пишет Валерий Литонинский в №5 Журнала Корреспондент.

. Отказников и уклонистов хватает. Еще 17 января глава государства рассказывал о новом шансе для премьер-министра Алексея Гончарука и его правительства, собирался его кем-то там усиливать. Но спустя полтора месяца про вторые и третьи шансы уже никто не вспоминал.

Вопрос «за что?» задают многие. Чтоб они так вопрос «ради чего?» в момент назначения задавали. У нового Кабмина «ради чего?», то есть конкретные задачи/цели тоже отсутствуют, не считать же такой стратегической целью фразу «делать жизнь людей лучше». Так что и судьба Кабмина-2020/03 тоже полностью зависит от воли президента.

ЕГО ВЕЛИЧЕСТВО РЕЙТИНГ

А у Зеленского, похоже, есть только один ориентир и показатель эффективности работы любого государственного института — рейтинг популярности президента. Зеленский вроде как на второй срок даже не претендует, но все равно о собственной популярности в обществе печется больше всего. И даже готов избавляться от тех, кто его рейтинг тянет вниз, и неважно, по каким причинам. То ли в попытках провести не сильно популярную реформу, то ли по причине банального бюрократического факапа.

Не секрет, что Кабмин Гончарука и персонально премьер особым доверием среди населения не пользовался — всего 6%, по последним опросам. Но ведь любое правительство, ориентированное на проведение реформ, априори обречено быть непопулярно в обществе. Но когда в конце февраля вслед за Кабмином скатился рейтинг поддержки и самого Зеленского, переломить тенденцию решили отставкой непопулярного правительства, на которого можно было бы «повесить всех собак».

Собственно, выступая на внеочередном заседании Верховной Рады, которое было посвящено перезагрузке Кабинета Министров, Зеленский это и делал — винил правительство в бедах и провалах. Среди них президент назвал невыполнение госбюджета, сокращение поступлений от таможни, падение промышленности, хаос с платежками, отсутствие индексации пенсий. По сути, выступал президент, как лидер оппозиции, а не как человек, собравший и приведший Кабмин Гончарука к власти.

В какой-то степени Зеленский стал заложником собственных популистских обещаний во время предвыборной кампании — «конец эпохи бедности», «придет весна — будем сажать» и тому подобных. Теперь же лидер пытается показать обществу, что это не он несет ответственность за провалы команды.

Многие удивляются тому, что Гончарук даже не попытался побороться за свое место. У него был иммунитет от увольнения длиной в год, после того как Рада утвердила программу работы правительства. То есть Зеленский никак не смог бы Гончарука уволить без заявления премьера об уходе по собственному желанию.

А удивляться покорности Гончарука не надо — он потому и провалил работу правительства, что не имел субъектности, не пытался выстроить собственные системы управления, не формировал политики. Теперь на нем останется метка хорошо управляемого клерка. Что бы там ни рассказывал Зеленский в благодарственной части своей речи с трибуны ВР. Кстати, никто из министров не решился ввязаться в публичную дискуссию с президентом и не ответил на критику, которая обоснованной была далеко не полностью.

ЗАОДНО И ПОЧИСТИЛИСЬ

Сбрасывая убивающий его рейтинги балласт, президент заодно очистил правительство от людей уже бывшего главы Офиса президента — Андрея Богдана. Именно Богдан привел в команду Зеленского самого Гончарука и протолкнул его на пост премьер-министра. Летом 2019 года именно Богдан искал кандидатов в министры, проводил собеседование, даже координировал их работу после запуска Кабмина-2019. Теперь место Богдана в конфигурации власти занял Андрей Ермак, близкие к нему люди и зашли в новое правительство.

А еще злые языки утверждают, что новая конфигурация КМУ более многосторонне учитывает интересы крупных отечественных финансово-промышленных групп. Кабмин Гончарука в этом смысле был, скорее, днепроцентричен, отчасти западоцентричен, но вдобавок аморфен в отстаивании интересов своих реальных стейкхолдеров.

Сам Гончарук в своем прощальном выступлении намекнул на конфликт с бизнесменом Игорем Коломойским вокруг контроля над государственным Центрэнерго. Многие утверждают, что Игорь Валерьевич после прихода к власти Зеленского завел на Центрэнерго свой менеджмент, чего особо и не скрывал. Влиятельному бизнесмену приписывали и блокирование приватизации госкомпании.

А когда 26 февраля Кабмин принял решение о замене руководства компании Центрэнерго и трех облэнерго, которые готовят к приватизации, люди Коломойского пошли в суды. Также не нравилась бизнесмену позиция Минфина о недопустимости денационализации и выплаты компенсаций по банкам, на которые наложил лапу НБУ в 2014-2017 годах. Гончарук и его Кабмин активно использовали тему сотрудничества с МВФ в качестве инструмента давления на переговорах с отечественными контрагентами, в том числе с экс-спонсорами той политсилы, которая усадила их в кабинеты на Грушевского, 12

ПОИСКИ «МЕССИИ»

А ведь список стейкхолдеров просто из экономических соображений не мог ограничиваться кругом спонсоров. Например, после прихода к власти Зеленского отчасти потерял былое влияние самый богатый украинец — Ринат Ахметов. Его политпроекты выборы в 2019 году провалили. Впервые за долгое время он остался без собственной фракции в парламенте. Последствия не заставили себя долго ждать — появились проблемы у энергетического и металлургического направлений бизнеса.

Надо сказать, что команда Ахметова в сложившейся ситуации сделала 120% возможного: развивали медийные проекты, выведя телегруппу в лидеры, планировали и продвигали гуманитарные проекты, достаточно вспомнить закупку машин скорой помощи и оборудования для борьбы с эпидемией COVID-19.

Не последнюю роль в ренессансе Ахметова сыграло и назначение Ермака главой Офиса президента. Большинство проектов продюсера Ермака было связано с сериалами производства ТРК Украина, которая входит в медиахолдинг Ахметова. Первые большие интервью Ермак охотно давал также каналам группы бизнесмена.

Новый премьер-министр Денис Шмыгаль пришел на госслужбу как раз после работы в одной из компаний Ахметова. Хотя преувеличивать факт наличия этой строки в послужном списке не стоит. Нередко работа в той или иной компании означает не то, что конкретный менеджер принадлежит к близкому кругу того или иного предпринимателя. А то, что уровень квалификации и портфолио конкретного менеджера удостоились соответствующего оффера со стороны известного работодателя.

Да и сам премьер говорит, что бизнесмена видел только по телевизору, поэтому называть его «человеком Ахметова» не стоит. А вот тот факт, что 4 февраля Рада назначила Шмыгаля вице-премьер-министром — министром общин и территорий говорит о многом — его явно готовили на место премьера сразу после скандала вокруг того памятного аудиоролика с «пустотой в голове» у президента. Ведь до того Шмыгаль руководил Ивано-Франковской ОГА, а это далеко не самая крупная область, и у него были далеко не самые влиятельные позиции.

EPA
Шмигалю тут же подарили «кота в мешке»

Интересно, что летом 2019 года Шмыгаль променял высокооплачиваемую работу в ДТЭК (300 тыс. грн в месяц согласно декларации) на пост главы облгосадминистрации с гораздо меньшим окладом. И, кстати, Зеленскому работа Шмыгаля в ОГА понравилась — так он и пошел на повышение. Хотя 300 тыс. грн в месяц даже на должности премьера Шмыгалю не светят и близко.

Еще одна деталь в описании связей Шмыгаля и Ахметова: 25 февраля Зеленский разбирался с проблемами шахтеров и поручил именно Шмыгалю, тогда еще вице-премьеру, создать и возглавить координационный центр по трансформации угольной отрасли. ДТЭК Ахметова — один из ключевых игроков. К слову, в презентационной речи Зеленского в начале марта проблемам шахтеров было уделено неожиданно много места. И это, конечно, не случайно.

С другой стороны, за Шмыгаля голосовали ориентирующиеся на Коломойского нардепы — как из числа «слуг народа», так и из группы За будущее. Очень похоже, что новый премьер должен оказаться для президента и инструментом построения равноудаленной от крупных бизнесменов конфигурации, и сугубым технократом, не претендующим на собственный политический бренд. И если с первой функцией, скорее всего, все будет в порядке, то насчет безобидности технократов нового призыва наши источники рекомендуют не обольщаться.

СЛЕПИЛИ ИЗ ТОГО, ЧТО БЫЛО

Свою предвыборную кампанию Зеленский строил на обещании завести во власть «новые лица». Смену правительства он анонсировал словами о том, что «новых лиц мало, нужны новые мозги и новые сердца». Собственный кадровый резерв у президента отсутствует напрочь. Поэтому поиски «новых сердец», как и ожидалось, все-таки привели его к старым кадрам еще времен Партии регионов. В Слуге народа назвали этих людей «спокойными технократами», но лучше подошел бы термин «вечные технократы».

В правительство зашло девять новых министров, пять из них побывали на государственной службе во времена Виктора Януковича. Новый министр здравоохранения Илья Емец и вовсе возглавлял министерство в первом правительстве Николая Азарова.

Марина Лазебная, которую назначили министром соцполитики, при Азарове возглавляла Госслужбу занятости. А нового министра ветеранов Сергея Бессараба Янукович назначал первым заместителем командующего Сухопутных войск. Министр спорта Вадим Гутцайт был помощником нардепа-«регионала» Эльбруса Тадеева, как и Ермак, кстати. А Игорь Уманский, новый министр финансов, заходит в Минфин и вовсе уже третий раз за свою карьеру.

То есть люди опытные в своих сферах, знающие суть аппаратной работы и все особенности системы, а главное, умеющие ими пользоваться. При этом собирали их не то что на скорую руку, а даже еще быстрее. Премьер-министр, как руководитель правительства, не имел влияния на отбор министров. Поговаривают, что у него даже времени на это не было. То есть его авторитет в Кабмине со старта выглядит сомнительно. Никто не беспокоился и об особой совместимости новых министров, хотя бы идеологической, и о способности работать в команде.

И, конечно, новые министры не общались перед назначением и с депутатами, а в Раде их даже банально в «глаза не видели». Но взаимодействие с парламентскими комитетами все равно выстроят — через Банковую, как и до того.

СНЯЛИ С ПОЕЗДА И ОТПРАВИЛИ В КАБМИН

Ротация правительства проводилась настолько поспешно, что не всех кандидатов на должности в Кабмин просто даже смогли найти. Кресла министров экономики, культуры, энергетики и образования так и остались не заполнены по состоянию на 9 марта. Особенно забавно выглядит ситуация с министром экономики. Зеленский винил предыдущий Кабмин в отсутствии экономического роста, падении промышленного производства, а еще не перестает говорить о привлечении инвестиций. Но профильного министра, ответственного за все эти направления, на данный момент в стране нет.

Хотя, если вспомнить о том, что в соответствующих секторах уволенный профильный министр оставил выжженную землю, становится понятным, почему не рвутся в бой потенциальные кандидаты. «Ты сильный, ты справишься. — Я умный, я даже пробовать не буду», — обмениваются подходящим на этот случай анекдотом крутые управленцы. Все верно, нет дурных принимать на себя весь управленческий ужас, оставленный предшественниками. Ведь за прошедшие полгода даже слияние МЭРТ с министерством АПК не было проведено.

Во внешнеполитической сфере и вовсе случилась странная рокировка. Министр иностранных дел Вадим Пристайко и вице-премьер по вопросам евроатлантической интеграции Дмитрий Кулеба просто поменялись должностями. Зачем? Тут вопрос снова-таки в роли Ермака. По сути, Ермак — это персональный министр иностранных дел Зеленского. Именно новый глава Офиса президента отвечает за отношения с Россией, переговоры по Донбассу, «нормандский формат» и связи с США.

И во всех этих сферах он пересекался и конфликтовал с главой МИД Пристайко — авторитетным карьерным дипломатом. У Ермака свои методы работы, персональная дипломатия, не имеющая ничего общего с традициями МИД, конфликт с Пристайко неминуемо привел бы к увольнению министра. Но тут возвращаемся к короткой лавке запасных. Новых дипломатов у Зеленского нет. Поэтому Пристайко заменили на Кулебу, с которым Ермак еще не успел поссориться. А бывшего главу МИД отправили налаживать отношения с ЕС и НАТО, тем более что глава ОП в эти вопросы не особо лезет, так что пересекаться они не будут.

Еще одна сфера влияние Ермака в новом Кабмине — Министерство обороны. Новым министром стал 65-летний отставной генерал Андрей Таран. Он бывший разведчик и военный дипломат, учился в США, был представителем Минобороны при ООН и военным атташе в посольстве в Америки. В 2015 году Таран представлял Украину в Совместном центре по контролю и координации вопросов прекращения огня на Донбассе и в Минской контактной группе. Тогда же в Твиттере СНБО появилось сообщение о том, что Тарана подозревают в госизмене, но позже сообщение опровергли, объяснив его появление взломом аккаунта российскими спецслужбами. То есть у Тарана есть опыт в отношениях с НАТО и в урегулировании конфликта на Донбассе с россиянами. По замыслу Ермака, новый министр должен способствовать продолжению миролюбивой политики, которую активно продвигает глава Офиса президента, и банально не мешать договариваться с россиянами. И, конечно, реальный образ Тарана прояснится уже буквально к маю — на востоке сейчас неспокойно. От министра обороны потребуются нестандартные решения и налаживание грамотных коммуникаций с теми амбициозными генералами и полковниками, которые самую заметную часть карьеры делали в 2014-2016 годах.

EPA
Новый министр обороны Андрей Таран

НА СТАРОМ МЕСТЕ

Министр образования Анна Новосад, министр культуры Владимир Бородянский и министр экономики Тимофей Милованов оставаться в новом правительстве не захотели, хотя им и предлагали. А вот министр юстиции Денис Малюська, министр инфраструктуры Владислав Криклий, министр цифровой трансформации Михаил Федоров и, конечно же, министр иностранных дел Арсен Аваков свои должности сохранили.

Аваков возглавляет министерство уже шестой год и только укрепляет свои позиции как самого влиятельного представителя правительства. Зеленский в августе 2019 года называл его назначение временным, а теперь считает чуть ли не самым эффективным министром. Так что, у нас закончилась реформа полиции, наконец-то появилась видеофиксация нарушений ПДД или начали раскрываться резонансные преступления? Нет.

Эффективность Авакова в другом, а именно в умении шаг за шагом цементировать и бетонировать властную вертикаль. Глава самого большого силового ведомства, способный сдержать и силой подавить протестные акции, друг Игоря Коломойского со связями на Западе — Аваков превратился в щит и тыл Зеленского, и отказаться от его услуг у президента вряд ли получится на протяжении всего пребывания при власти. У Авакова две проблемы. Первая — он крайне непопулярен в обществе, если не сказать ненавистен. Вторая — он слишком самодостаточен. А так Зеленский бы уже, может, и перестал стесняться, назначив Авакова премьер-министром. Это бы просто формализировало нынешнюю расстановку сил во власти.

EPA
Аваков никуда не уходит

НОВАЯ КОАЛИЦИЯ

Но кроме влиятельного министра внутренних дел и крупных бизнесменов, похоже, появился у Зеленского еще один союзник — партия Оппозиционная платформа За жизнь. Именно синхронное голосование с ОПЗЖ позволило Зеленскому решить еще одну задачу — избавиться от генерального прокурора Руслана Рябошапки. Еще летом 2019 года в разговоре с Дональдом Трампом Зеленский называл Рябошапку «100% своим человеком», а сейчас повесил на него «отсутствие посадок». Притом что фактически все претензии к Рябошапке, озвученные в Раде, касаются вопросов следствия, к которым ГПУ не имеет никакого отношения.

Нужно понимать, что Рябошапка — это тоже человек Богдана, его товарищ, а все кадры Богдана, как видим, было решено зачистить. К тому же Рябошапка не стал портить себе карму уж совсем откровенно неправовыми действиями — например, уклонился от предложения подписать откровенно слабое подозрение пятому президенту Украины Петру Порошенко, состряпанное в ГБР. Это особо не понравилось Зеленскому и части «слуг народа». При этом, например, в деле убийства журналиста Павла Шеремета прокуратура поддерживает обвинение, хотя сам Рябошапка признавался, что доказательная база против новых фигурантов дела из числа ветеранов и волонтеров слабая. Тут он себе карму все же подпортил. И это еще даст о себе знать.

EPA
Рябошапка ушел

К достижениям Рябошапки пусть с колоссальной натяжкой можно отнести запуск реформы прокуратуры. Она позволила очистить ГПУ от самых одиозных личностей и должна была продолжиться на местах. Особенно понравилась эта реформа Западу, который настойчиво требовал от Зеленского не увольнять генпрокурора. Но на Банковой посчитали, что юрист Квартала Сергей Ионушас во главе ГПУ надежнее, чем человек Богдана со связями в западных посольствах. Вот только Ионушас, которого сейчас называют главным кандидатом в генпрокуроры, всю жизнь занимался авторским и интеллектуальным правом, про уголовный процесс он не знает ничего. Пока будет узнавать, рулить уголовной системой будут старые «решалы», из числа тех же приближенных к ОПЗЖ, для которых это означает индульгенцию от преследований.

ПРИСТЕГНИТЕ РЕМНИ

Главный вызов мартовской ротации — Зеленскому и его окружению пришлось впустить во власть условно чуждых им людей. Это нормально для здоровой и зрелой политической системы. И это дико нервирует незрелые политические команды, которые цементируются не ценностями и идеологией, а личной преданностью и близостью к властному телу.

Мы наблюдаем медленное созревание нового политического поколения в Украине и расплачиваться за его незрелые решения толком еще не начинали. Самые дорогостоящие счета нам выпишут позднее.

У всего происходящего есть огромный плюс. Один, но действительно колоссальный — Украина приучается жить, не надеясь на «гетьманов», а на гражданское общество и институции. Если б не война на востоке, если б не оккупированный Крым, если б не угроза нового глобального экономического кризиса, цены б не было такой школе. А так, Дорогою ціною, как писал Михаил Коцюбинский.