08.02.2013 18:04
Украина

Юлия Тимошенко проиграет дело об убийстве Евгения Щербаня. Но сможет ли она - как и Михаил Ходорковский - стать безоговорочным узником совести? - пишет журналист Мустафа Найем в своей колонке в новом номере журнала Корреспондент.

Каждое утро у меня начинается с допроса. В доме,где я живу, каким-то чудом сохранился гастроном. Тот самый советский гастрономс ликеро-водочным отделом и Завтраком туриста на полупустых полках. Иногдакажется, что и продавщицы, и покупатели здесь остались с тех далеких времен,когда было принято друг с другом здороваться и обсуждать начальника ЖЭКа ивечерние новости. Вопросы и критика, которые я слышу по утрам у прилавка, частозаставляют напрягаться больше, чем вечерние эфиры.

— Ну что ты там все время вокруг да около?! Этоже цирк! Они же ее и так посадят. Ты лучше спроси у этих: заказала она его илинет?!

— Думаете, они скажут?

— Думаю, нет. Но это же цирк! Человека сажают навсю жизнь, а мы даже не знаем за что…

То, что по делу об убийстве депутата ЕвгенияЩербаня экс-премьеру вынесут обвинительный приговор, мало у кого вызываетсомнение. И дело тут даже не в пресловутых «продажных судах». К этойбанальности нас приучили еще задолго до судебных процессов времен президентстваВиктора Януковича. Сама логика событий последних лет показала, что ниукраинская прокуратура, ни власть в целом не привыкли отступать от заранееанонсированных побед.

В этом смысле само словосочетание «проигратьдело» звучит скорее смешно, чем трагично. Настоящей войны аргументов никто и неожидает. Ни продавщицы, ни дипломаты. Процесс по делу Тимошенко вряд липревратится в дело О. Джей Симпсона. Бабушки у подъезда и офисные работники неприльнут к экранам телевизоров и не будут вычитывать в утренних газетахочередные подробности прокуроров и адвокатов, как это было в США в конце 1990-х.Договорные матчи в принципе малоинтересны. Но будут ли те же бабушки и белыеворотнички реже задавать себе и друг другу вопросы: виновата ли Тимошенко? моглали Юля заказать убийство человека? оплачивала ли она счета исполнителей убийцы?Вряд ли. Вопросы эти будут кочевать из эфира в эфир. А ответом им будет тишина.

Потому что еще два года назад штаб Тимошенковыбрал стратегию политической защиты лидера Батьківщини. Но если по газовому делу 2011 года такаястратегия в целом сработала и политический контекст процесса мало у когооставил сомнения, то в деле об убийстве эта тактика может оказатьсягубительной. Директивы, газовые контракты и запутанные схемы газовых сделок «50-летнейдавности» мало понятны обычному человеку. В этом деле ему было проще объяснитьвсе в терминах «свой-чужой».

В деле об убийстве все иначе. Описать картинуциничного убийства в аэропорту куда проще, чем объяснить формулу расчета ценына газ. Любопытствующим покажут и подробную схему убийства, и фотографии сместа преступления, и убитого горем сына Щербаня, который неожиданно оживитсвои детские воспоминания и расскажет, каким недобрым взглядом смотрела Тимошенкона его отца 17 лет назад. Потом появятся запутанные, но красочные схемыбанковских транзакций, которые увяжут убийц с подсудимой.

И как бы ни были очевидны предпосылки заведомонесправедливого суда, даже у самого рьяного фаната госпожи Тимошенко рано илипоздно встанет вопрос: а могла ли она действительно заказать убийство человека?И первыми, к кому он обратится за ответом, будут адвокаты и соратники ЮлииТимошенко. Но в ответ на внешне убедительные доводы следователей адвокаты продолжатвещать лозунги о политических преследованиях, камерах наблюдения в Качановскойколонии и зверствах работников пенитенциарной службы. Вместо того чтобыобосновать свою версию событий, зрителя попросят включиться в борьбу с»кровавым режимом».

Я уже слышу аргумент адвокатов, мол, не смыславыдвигать аргументы против абсурдного обвинения и спорить с продажными судьями.В ответ уместно было бы привести пример судебного процесса над МихаиломХодорковским. Владельца ЮКОСа, так же как и Тимошенко, принято называтьполитзаключенным. Против него выступала куда более мощная российская машинагосударственного обвинения и не менее ангажированные суды и следователи. Еготак же защищали и продолжают защищать политики и общественные деятели. Но,помимо политической подоплеки, адвокаты Ходорковского демонстрировалибезупречное юридическое обоснование своей правоты. Политика и холодныеюридические доводы шли параллельно и не смешивались. Юристам было что сказатьна каждый эпизод обвинения. Журналистам и гражданам не надо было додумывать заХодорковского, в чем он прав, а где его вину прикрывают политическимилозунгами.

В принципе защита олигарха могла и отказаться оттакой скрупулезной работы, сославшись на абсурдность обвинений. Ходорковскиймог вообще отказаться от участия в этом процессе, назвав его фарсом. И его быпоняли. Почему он этого не сделал, Ходорковский сам красноречиво объяснил вписьме к Борису Акунину. На вопрос писателя, не правильнее ли было с самого начала объявить: «Делайте сомной что хотите, я в объективность вашего суда не верю и подыгрывать вам несобираюсь», Ходорковский ответил письмом в русскомEsquire:

«Будетесмеяться, я оказался достаточно наивным человеком. То есть у меня не былосомнений, что прокуратура сможет долго держать меня в тюрьме, но я почти доконца не верил, что суд сможет вынести обвинительный приговор без доказательстви, главное, вопреки очевидным фактам, да еще в открытом процессе. <…>.Но в начале 2005 г. кого-то куда-то вызвали, издесь я понял — с этими говорить не о чем. Но осталась общественность,инвесторы, мои коллеги, сотрудники компании, и я был обязан им объяснить, чтоони работали не в преступной группе, а в нормальной компании, которая попала вжернова не просто по политическим мотивам, а, главное, по обвинению впреступлениях, которых не было».

СегодняМихаил Ходорковский — в отличие от Юлии Тимошенко — признан AmnestyInternational узником совести. И именно благодаря адвокатам, а не политическимдеятелям, у сторонников и даже многих оппонентов Ходорковского нет сомнений, неприкрывает ли он свои промахи далеких 1990-х лозунгами о политическомпреследовании.

В концеконцов материалы судебного процесса по делу Тимошенко войдут в историю Украины.Рано или поздно это дело должен и будет рассматривать другой суд и другиеследователи. Вычеркнуть его из памяти только на том основании, что в 2013-м всебыло неправильно, вряд ли удастся. Вопросы у прилавков на этом не закончатся.

***

Эта колонка опубликована в №5 журнала Корреспондент от 8 февраля 2013 года.

Перепечатка колонок, опубликованных в журнале, запрещена.

Отзывы и комментарии присылайте по адресу korr-opinion@kpmedia.ua

Следите за новостями так, как вам удобно:

Подпишитесь на новостную ленту Telegraf.by в удобном для вас сервисе и ничего не пропускайте!

Дзен Новости Google Новости Telegram Facebook VK.com OK.ru Пульс