Чем закончился СOVID — эксперимент Швеции

Пока все европейские страны вводили жесткие ограничения, Швеция испытывала другую стратегию борьбы с пандемией. Что же она принесла?

Весной 2020 года большинству европейцев было запрещено выходить из дома без уважительной причины, а в Швеции в это время можно было собираться группами до 50 человек.

В большинстве стран для борьбы с вирусом власти первым делом закрыли учебные заведения, а шведские школы продолжали работать в обычном режиме.

Вакцинация в Швеции – добровольная, делать прививку не обязаны даже сотрудники системы здравоохранения.

Так что британское BBC решило выяснить, сработали ли методы шведов в борьбе с коронавирусом, сделавших ставку на коллективный иммунитет.

Статистика смертности

По официальным показателям смертности от коронавируса Швеция опережает соседние Финляндию и Норвегию почти в 10 раз, Эстонию и Германию — примерно в полтора раза, но уступает, например, Польше и Литве.

Согласно данным исследователей Ариэля Карлински с кафедры статистики Еврейского университета в Иерусалиме и Дмитрия Кобака из Университета Тюбингена в Германии, которые ведут учет избыточной смертности по всему миру, с самого начала пандемии, избыточная смертность в Швеции все так же опережает показатели Финляндии и Германии. Но при этом остается ниже, чем почти во всех остальных странах Евросоюза, за исключением Ирландии и Люксембурга.

То есть ставка на коллективный иммунитет точно не провалилась, но есть кейсы по борьбе с коронавирусом и успешнее шведского.

«Из всех скандинавских стран Швеция действительно пострадала больше всех — каким методом ни считай, — соглашается Ариэль Карлински. — Возможно, если бы там поступили так же, как в Дании, Норвегии, Финляндии, то можно было бы не только избежать избыточной смертности, но и уменьшить средний показатель смертности за предыдущие годы, как это произошло в Дании».

Другие факторы

Ученые подчеркивают, что делать выводы об эффективности ограничительных мер в той или иной стране пока что очень рано.

По словам экспертов, огромное влияние — возможно, куда большее, чем предписания властей — на показатели смертности в той или иной стране оказывают другие факторы. Такие как качество медицинских услуг и пропускная способность национальной системы здравоохранения, а также климат, плотность населения, действующие там культурные нормы и т.п.

Редакция журнала Economist, ведущая собственный анализ хода пандемии, пришла к довольно неожиданному выводу: разница в числе жертв на душу населения проще всего объясняется не строгостью введенных мер и даже не географией, а экономикой. Если быть точным — уровнем неравенства в конкретной стране: чем больше разрыв между богатыми и бедными, тем выше показатель избыточной смертности на душу населения.

Экономика

Швеция — единственная страна ЕС, не вводившая локдаун в разгар пандемии в прошлом году. В итоге, как показывает статистика, спад деловой активности в Швеции был не таким глубоким, как в других европейских странах, а восстановление идет бодро.

Вместе с тем, пусть Швецию и миновал обвал ВВП на 8-10%, как в Испании, Италии и Франции в прошлом году, однако ее экономика все равно усохла на 2,8%, примерно как финская или эстонская. И это далеко не лучший результат в Европе, с учетом того, что ВВП соседней Норвегии сократился за 2020 год всего на 0,8%. Лучше шведской пережили ковидный год экономики Литвы (-0,9%), Дании (-2,1%) и Польши (-2,7%).

Шведская экономика плотно вплетена в европейскую и мировую. И пока Китай, США и Европа сидят по домам и закрывают границы, у Швеции нет возможности производить и экспортировать товары и услуги даже в прежнем объеме.