Обмен санкциями. Китай пошел на эскалацию с ЕС

Китайские граждане оказались в санкционном списке из-за нарушений прав уйгуров в автономном регионе.

Евросоюз ввел санкции против Китая, России, Северной Кореи, Ливии, Эритреи и Южного Судана за науршения прав человека. В центре внимания оказался Китай, который пошел на эскалацию отношений и ввел несоразмерные ответные санкции. Пекин также обрушился с критикой на западные фирмы. Корреспондент.net рассказывает подробности.

 

На такой поворот в ЕС не рассчитывали

Совет Евросоюза ввел санкции против 11 человек и четырех организаций из России, Китая и еще нескольких стран за их причастность к грубым нарушениям прав человека. Эти меры министры иностранных дел 27 стран ЕС утвердили на своем заседании в Брюсселе 22 марта.

Исполнительные органы Евросоюза работали над механизмом, позволяющий вводить санкции за нарушение прав человека по всему миру против лиц и организаций, причастных к нарушению прав человека во всем мире, несколько лет.

Новый инструмент довольно ограничен, поскольку речь идет о персональных санкциях. Лицам из списка запрещ въезд в ЕС, а их активы на территории стран-членов сообщества замораживаются. 

Санкции против четырех человек и одной организации из Китая введены по обвинению в нарушении прав человека, преследованиях, пытках и бессудных казнях в Синьцзян-Уйгурском автономном районе Китая, где проживает тюркоязычная народность уйгуры.

Под ограничения попали партийные функционеры и силовиков из провинции Синьцзян, а также отдела безопасности Синьцзянского производственно-строительного корпуса.

В начале 2021 года США объявили действия Китая в отношении уйгуров в Синьцзян-Уйгурском автономном районе геноцидом и преступлениями против человечности. Китай как минимум с марта 2017 активизировал многолетнюю кампанию репрессий против уйгурских мусульман, отмечали тогда в Госдепе.

Правозащитные организация сообщают, что более одного миллиона уйгуров и представителей других мусульманских меньшинств находятся в так называемых лагерях для перевоспитания, где их принуждают отказаться от их религии, культуры и языка. 

Преследование уйгуров началось в 2009 году после беспорядков в Урумчи, административном центре Синьцзяна, в ходе которых погибли сотни человек, и усилилось после того, как некоторые уйгуры примкнули к террористической организации «Исламское государство».

Пекин запустил тотальную систему контроля за жителями региона. Свои действия он объясняет профилактикой исламского терроризма и экстремизма, а лагеря называет местами для «профессиональной подготовки». Подробно об этом в материале Концлагеря для миллионов уйгур.

В отличие от других стран, Китай отреагировал на европейские санкции в считанные часы. По мнению министерства иностранных дел КНР, это решение ЕС «основывается ни на чем ином, как на вранье и дезинформации», а также является «грубым вмешательством во внутренние дела Китая».

В ответ Пекин ввел санкции сразу против десяти физических лиц и четырех организаций из ЕС. Речь идет об ученых, евродепутатах, Комитете по вопросам политики и безопасности Совета ЕС, а также подкомитете по правам человека Европарламента.

Предыдущие серьезные санкции в отношении Китая Евросоюз вводил в 1989 году, запретив торговлю вооружениями за подавление протестов на площади Тяньаньмэнь. После этого были приняты санкции в 2020 году в отношении двух китайских хакеров и одной компании за кибератаки.

КНР настаивает на том, чтобы Брюссель «осознал свою неправоту и исправил допущенную ошибку». В противном случае, по словам китайских властей, ЕС может столкнуться с серьезными последствиями.

Сразу несколько стран Евросоюза вызвали в свои министерства иностранных дел послов Китая. 

Так, МИД Германии пригласило дипломатического представителя КНР на «неотложный разговор». Статс-секретарь в германском внешнеполитическом ведомстве Мигель Бергер назвал решение китайской стороны несоразмерным шагом. Меры Пекина создают ненужное напряжение в отношениях Евросоюза и Китая, отметил он.

Глава дипломатии ЕС Жозеп Боррель, в свою очередь, выразил сожаление в связи с санкциями со стороны Китая.

«Китай отомстил на эти санкции. Вместо того, чтобы менять свою политику и рассмотреть наше законное беспокойство, Китай снова закрыл глаза. Эти меры вызывают сожаление и неприемлемы», — сказал Боррель на пресс-конференции по итогам заседания министров иностранных дел стран ЕС.

Брюссель призывает Пекин к диалогу по вопросу прав человека. Боррель утверждает, что не хочет, чтобы стороны пришли к конфронтации.

Однако 25 марта Китай запустил широкую кампанию против западных компаний: государственные СМИ, известные публичные персоны и интернет-пользователи обрушились с резкой критикой на шведский концерн H&M, спортивные марки Adidas и Nike и целый ряд других западных фирм.

«Китайские народ не допустит, чтобы некоторые иностранцы ели китайский рис и при этом разбивали его посуду. Китайский рынок открыт для иностранных предприятий. Однако мы будем защищаться от злобных нападок на Китай, зиждущихся на слухах и лжи и подрывающих интересы Китая», — заявил один из представителей внешнеполитического ведомства КНР.

На такой поворот событий европейские стратеги не рассчитывали, отмечает немецкое издание Cicero. В Брюсселе считали, что Китай можно будет одновременно рассматривать и как системного противника, и как торгового партнера.

«Таким образом, новая линия ЕС предполагала символические санкции против Поднебесной и в то же время успешный совместный бизнес с ней», — отмечает издание.

В конце 2020 года Евросоюз подготовил инвестиционное соглашение с Китаем, которое должно было обеспечить лучший доступ европейским компаниям на китайский рынок при более надежных правовых гарантиях. В Брюсселе полагали, что санкции, введенные за нарушения прав человека, не помешают реализации этой сделки.

Но это оказалось ошибкой. Китайский ответный удар направлен именно против инвестиционного соглашения, пусть даже косвенно — через Европарламент. Европейские депутаты не готовы одобрить это соглашение, пока санкции Пекина будут оставаться в силе.

Таким образом, мягкие санкции ЕС могут спровоцировать огромные побочные экономические потери, отмечает Cicero.

На фоне обмена санкциями министры иностранных дел России и Китая Сергей Лавров и Ван И приняли программное заявление о «глобальном управлении в современных условиях».

В нем объясняется, каким — с точки зрения Москвы и Пекина — должно быть справедливое мироустройство. Один из главных тезисов: единой модели демократии не существует, а потому нельзя вмешиваться в дела других государств под предлогом ее продвижения.

В заявлении четыре пункта. В первом говорится о правах человека. Пекин и Москва призывают «отказаться от политизации темы защиты прав человека, практики ее использования в качестве предлога для вмешательства во внутренние дела других государств и применения политики двойных стандартов».

На встрече Ван И называл Лаврова «дорогим другом» и настаивал на том, что именно Китай и Россия на международной арене выступают «гарантами справедливости». Он также заверил, что «китайско-российские отношения выдержат любые испытания».