Дочка пациентки с COVID-19: белорусские инфекционки стали похожи на тюрьмы

21.04.2020 11:28
Здоровье Мнение
По словам Татьяны, она благодарна врачам за их

Радио «Свабода» опубликовало историю психолога Татьяны Молодьяновой, которая рассказала о том, что происходит в больнице, где лечат больных коронавирусом. Женщина знает обо всем этом не понаслышке – в 4-й городской больнице в Минске на аппарате ИВЛ лежит ее мама. За это время Татьяне пришлось столкнуться с таким отношением, что она невольно пришла к выводу, что "в тюрьму дозвониться и узнать про родственников легче, чем теперь в больницу".

По словам Татьяны, она благодарна врачам за их труд в такие тяжелые времена, но она просит, чтобы родственники заболевших имели больше возможностей узнать, что происходит, и как им помочь.

15 апреля Татьяна написала на своей странице в Facebook пост, в котором обратилась к друзьям с просьбой о помощи. Мать Татьяны уже больше 15 дней находится в 4-й городской больнице, куда она попала в тяжелом состоянии с COVID-19, «которым её заразили в Больнице Скорой Медицинской помощи г. Минска в отделении кардиологии №3». В отделение кардиологии мама женщины попала в середине марта с сердечным приступом, а 27 марта, по словам Татьяны, выписалась оттуда с симптомами коронавируса, через день состояние пациентки ухудшилось, и она снова попала в кардиологию.

4 апреля женщине поставили диагноз двусторонняя пневмония и перевели в реанимацию, а 6 апреля тест на COVID-19 дал положительный результат, и пациентка была переведена в 4-ю городскую клиническую больницу. Татьяна столкнулась с «полным информационным вакуумом», потому что в отделении запрещено использование мобильных телефонов. Невозможно также было дозвониться и на пост к медсестре, да и вообще куда-либо, рассказывает Татьяна.

 

«Но и НИКАКИЕ телефоны в данном отделении, не отвечают ВООБЩЕ
на протяжении многих дней и ночей! То есть, Вы знаете, что ваш близкий находится в тяжёлом состоянии в реанимации И ВСЕ!!! Вы полностью лишены КАКОЙ- ЛИБО возможности узнать хоть что-то их самочувствии и лечении», – написала она.

Связаться с матерью Татьяна Молодьянова смогла спустя 14 дней, когда женщине стало полегче и ее перевели в одноместную палату, куда разрешили принести мобильный телефон.

«Она лежала больше суток совершенно голая, и ни на одну просьбу к медперсоналу (помочь достать очки, воду, трусы или зарядное устройство из пакета) никакой реакции!!!», – негодовала Татьяна.

Вскоре маме Татьяны стало плохо, она связалась с дочерью и сказала, что задыхается, а врачи к ней не подходят. Тогда Татьяна позвонила в которую помощь и только после того, как они связались по внутренней связи с больницей, пациентку в тяжелом состоянии подключили к аппарату ИВЛ.

«Я не хочу никого винить. Знаю, медики сейчас работают на пределе и в жутких условиях. Минздрав!!! Неужели так сложно наладить в такой чрезвычайной ситуации обычную телефонную связь, чтобы близкие могли узнавать о состоянии тяжёлых больных. А ЕЩЁ очень хочется, чтобы медперсонал несмотря ни на что, помнил, что на месте моей мамы, могут скоро оказаться и их родные и близкие», – написала Татьяна.

Татьяна Молодьянова попросила помощи у знакомых, чтобы откликнулись те, у кого есть знакомые в 4-й больнице. Она также спрашивала, куда можно обратиться, чтобы получить больше информации о происходящем.

«Как страшно понимать, что мы просто «мясо». Опомнитесь! Люди заболели, попали в беду, а не в тюрьму. Многие из них на грани жизни и смерти. И кроме мед. помощи они и их близкие, а не только эксперты ВОЗ, нуждаются в человеческом отношении и просто в информации!», – написала Татьяна в конце своего обращения.

Как пишет Радио «Свабода», после такого обращения, откликнулись многие люди и теперь Татьяна может получать информацию о состоянии своей мамы от других людей.

«Теперь больница в буквальном смысле отрезана от мира. Я никогда не приносила передачи в тюрьму, но, насколько я знаю, в СИЗО что-то передать, позвонить или что-то узнать легче, чем теперь в больнице», –говорит Татьяна.

Татьяна говорит, что ей объясняли, что врачам физически сложно отвечать на звонки, когда на них надеты все средства индивидуальной защиты и «скафандры». Но можно ведь выделить специальное время для звонков родственников и посадить отвечать на звонки аспиранта, который через компьютерную базу мог бы сообщать новости о состоянии здоровья пациентов, считает Татьяна.

«Это нестандартная ситуация, и можно изменить старые правила для людей. Люди умирают и даже попрощаться не могут с близкими. Они не преступники. За что их так изолировали?», – задается вопросом Татьяна.

Женщина написала письмо министру здравоохранения, также поступило и Радио «Свабода» – 17 апреля было отправлено письмо министру здравоохранения и в пресс-службу Министерства здравоохранения. В письме Радио «Свабоды» задаются такие вопросы как «можно ли разрешить больным коронавирусом иметь в реанимации мобильные телефоны?», «можно ли наладить связь между врачами и родственниками пациентов?» и «можно ли в условиях нехватки младшего медицинского персонала наладить альтернативный вариант присмотра за заболевшими?».